Свитки

18:38 

*39-й свиток*

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
Название: С.И.Р. (Скандалы. Интриги. Расследования)
Фэндом: Наруто (Naruto)
Автор: Канаме Сейю
Бета-ридер: Azraele
Жанр: Detective/Romantic
Персонажи: Наруто/Саске; Саске/Сай; Пейн/Итачи
Рейтинг: R
Дисклеймер: Сюжет принадлежит автору, герои – Масаши Кишимото. Размещение данного текста на других ресурсах – исключительно с согласия автора.
Предупреждение: OOC, AU, нецензурная лексика. Канон нервно курит в сторонке – вы уж извините мою бурную фантазию.
Примечания: Отзывы, предложения и конструктивная критика приветствуются.

Предыдущие главы: [Пролог]; [Глава I]; [Глава II];


Глава III


Наруто смотрел на перекошенное от злости лицо парня, которого он только что сбил с ног. Почему этот парень злился, Наруто искренне не понимал – все травмы собрал он сам (лоб нестерпимо болел), а брюнет отделался только помятыми брюками и небольшим шоком от столкновения. Неравноценные причины для злобы! Кроме того, это крыло пустовало, и никто не стал свидетелем приключившейся драмы.
- Извини, - виновато пробормотал Наруто, потирая лоб, отчего перед глазами опять всё поплыло. Кажись, брюнет разозлился ещё больше. Но, кроме злости, в его голосе угадывались нотки удивления, когда он ехидно поинтересовался:
- И это всё, что ты можешь мне сказать?

Наруто, в свою очередь удивленный подобной реакцией, смерил молодого человека оценивающим взглядом. Честно говоря, этот парень ему сразу не понравился. Во-первых, в нем так и сквозило высокомерие, причем оно сквозило буквально во всех его движениях – в осанке, в мимике лица, во взгляде. Наруто таких людей вообще не переваривал. Во-вторых, он был слишком закрыт. Да, он злился, и сильно злился, но, тем не менее, держал негативные эмоции в себе, не выплескивая на окружающих. Одних людей подобное показное спокойствие восхищает, других раздражает, а остальных забавляет. Наруто относился ко второй категории: он просто не понимал, зачем так извращаться над собой. В-третьих, брюнет принадлежал к той категории населения, которые привыкли ни в чем себе не отказывать. Наруто давно научился определять уровень достатка окружающих. Фишка была даже не в том, что на тебе идеально сидит сшитый на заказ костюм или ты разъезжаешь на крутой тачке. Главная суть заключается в аксессуарах. Например, на этом парне не было никаких украшений, кроме одной единственной подвески в виде летящего ворона, но Наруто мог бы поспорить на свой степлер, что эта вещица стоила его заработной платы... в трехкратном размере. Если не больше.

- Ты чего пялишься, урод?! – процедил брюнет, резко вскакивая на ноги. Наруто пришлось последовать ему примеру, хотя окружающие предметы странным образом двоились. А после того, как он встал на ноги, стали волшебным образом троиться. Но более чем больная голова ему не нравилось, как этот ценитель грубой словесности смотрел на него сверху вниз. Наруто терпеть не мог, когда на него смотрят свысока. В вертикальном положении они оказались примерно одного роста.
- Это ты тут кого здесь уродом назвал?!

«Конечно, особой любви к сбившему тебя с ног человеку испытывать нельзя, но на оскорбления зачем сразу переходить?»

Брюнет внезапно наклонил голову и пристально посмотрел на пол.
– Оказывается, в прокуратуре сейчас кадровый дефицит, раз туда берут таких неудачников, как ты.
Наруто проследил за его взглядом и увидел валяющееся на полу удостоверение. Видимо, при столкновении оно выпало из кармана. В другой раз он немедленно бы поднял документ, но сейчас его голова тут же откликнулась на эти мысли, предвещая адские муки, если он хоть немного попытается наклониться. Грохнуться перед этим парнем хотелось меньше всего, поэтому Наруто оставил всё как есть.

- Ты-то сам в прокуратуре-то дальше турникета и канцелярии даже не проходил. Так что нечего строить из себя всезнайку, - Наруто понимал, что нужно быстро разрешить конфликт и отвязаться от этого парня. Время перерыва заканчивалось, а он даже ещё не нашел зал, где проходит заседание. Проклятье!
- Саске!
Посторонний голос прервал слова брюнета. Они практически одновременно развернулись в одну сторону. Честно говоря, у Наруто в тот момент возникло подозрение, что он ударился головой гораздо сильнее, чем предполагал. Потому что на лицо стоящий перед ним человек был точной копией того, которого он сбил. Ну, может и не совсем «точной», но не стоит забывать, что у Наруто в это время мир продолжал пребывать в смазанном состоянии и адекватно оценить различия двух похожих молодых людей он просто был не в состоянии. В это время пришедший явно пытался выяснить, что произошло, и брюнет, названный Саске, сразу же спихнул всю вину на него.

- Ну, оскорбления ты тут первый стал раздавать! – возмущенно перебил его объяснения Наруто.
- А мне тебя благодарить надо было? – Саске прожег его гневным взглядом.
- Я извинился!
- Тебе сказать, куда пошел бы ты с такими извинениями!
- А теперь вы замолчите оба!
Хотя эта фраза была сказана тихим спокойным голосом, в ней недвусмысленно проскальзывали приказные нотки. В этот момент Наруто просто растерял все слова. У его собеседника, похоже, появилась та же самая проблема, и им оставалось только перекидываться недовольными взглядами. Может быть, этот конфликт разрешился бы и мирным путем, если бы на сцене не появился четвертый участник.

- Наруто! Опять бардак устроил?
Сказать, что он был рад услышать именно в этот момент голос Какаши – значит, ничего не сказать... С появлением прокурора обстановка изменилась: наступила гробовая тишина. Наруто физически ощутил, как через коридор прошел ток этак вольт под тысячу: он стоял лицом к Какаши и спиной к тем парням – как раз на периферии метания взглядов. И если бы только взглядом можно было убивать – он был бы уже мертв...
- Наруто, - как-то отстраненно спросил Какаши, - ты привез то, что я тебя просил?
- Не фикусами же любоваться приехал... – проворчал блондин, передавая ему источник всех своих несчастий. Как ни странно, он на автомате умудрился не выпустить папку из рук в течение всей переделки. – Так я не уволен?

- Пока нет. Пошли! – он развернулся и пошел по коридору – туда, где от стен отражались многочисленные голоса. Наруто, спину которого уже насквозь прожгло от двух взглядов, один из которых точно не желал ему ничего хорошего, быстро пошел за ним.
- Приобщение доказательств к делу во время судебных прений запрещено, - внезапно ударил в спину спокойный холодный голос. Если раньше спину жгло, то теперь Наруто мог поклясться, что его с ног до головы обдали ледяной водой. Однако Какаши даже не остановился: взмахнув в воздухе папкой, он также спокойно ответил на реплику:
- Лишь косвенно. Решение останется за судьей.
Когда они завернули за угол, дышать стало намного легче.

***


- Может, я вернусь на рабочее место? – осторожно поинтересовался Наруто, увидев большую толпу перед дверьми зала заседания. Люди ходили туда-сюда, увлеченно разговаривали, спорили – настоящий муравейник. На самом деле, такое вавилонское столпотворение в судах наблюдается не часто – только при рассмотрении громких дел. Обычно всё ограничивалось наличием судьи, секретаря, прокурора, адвоката, подсудимого, свидетелей и других лиц, чьё присутствие обязательно. Но словесные поединки Хатаке Какаши и Учихи Итачи пользовались немалой популярностью, хотя Наруто сильно сомневался, что сидящие в зале понимают хоть половину из того, о чем говорят юристы. Скорее им нравилась сама атмосфера противостояния, накала обстановки и постоянные выкрики «Протестую!». Наруто в этом отношении приходилось тяжелее: он всё-таки закончил юрфак и должен был внимательно вслушиваться в каждое сказанное слово. В процессе достаточно много нюансов, и часто одно единственное слово может радикально изменить ход дела. Как-то Ирука–сенсей сказал ему, что знать закон наизусть вовсе не обязательно, чтобы стать профессионалом. Главное – научится использовать его в своих интересах.

«Угадай, кто лучше всех знает все уловки закона? Юристы? Нет. Те, кто у власти? И снова нет. Ответ прост: преступники».

Зал судебного заседания ничем не отличался от своих многочисленных собратьев. Посередине возвышалась судейская кафедра, справа и слева от которой располагались столы для участников прений – прокурора и адвоката. Недалеко от места адвоката располагалась клетка для подсудимых, на данный момент пустующая – насколько Наруто знал, нынешний потенциальный убийца находился в психиатрическом стационаре, и адвокат ещё в самом начале заявил ходатайство о рассмотрении дела без его участия. Стол секретаря чуть позади судейской кафедры, пара приставов для соблюдения порядка, зал в пять рядов ... и фикусы. Везде. Вновь увидев в кадках эти растения, Наруто зарекся купить себе на рабочий стол кактус. Для разнообразия.
- Нет, - отрезал Какаши, лавируя между журналистами и целенаправленно двигаясь к своему столу. Как и в кабинете, у Какаши царил здесь полный беспорядок – одному всевышнему (ну и самому Какаши) известно, как в этом бардаке можно что-нибудь найти! Кинув взгляд на противоположный стол, где должны были сидеть их оппоненты, Наруто остолбенел.

- Какаши, а... они-то что тут делают?! – ему повезло, что перерыв ещё не закончился, и его удивленное восклицание потонуло в водовороте других голосов. Какаши недовольно на него покосился, но отчитывать не стал.
- Они адвокаты, как ты видишь. Того, который с длинными волосами, зовут Учиха Итачи, а того, с которым ты столкнулся, Учиха Саске. Они родные братья.
Наруто во все глаза смотрел, как его «коридорные» знакомые о чем-то тихо переговариваются, как будто окружающая суматоха их совершенно не касалась. Сейчас, когда его голова вернулась в нормальный режим осмысления окружающей действительности, он заметил, что их первоначальное сходство – не более чем зрительная иллюзия. Они были абсолютно разными, хотя красотой ни того, ни другого природа не обделила.

- Им бы в фотомодели идти... – как всегда не к месту ляпнул Наруто.
- Если хотя бы одного из них отправить в модельный бизнес, жизнь стала бы гораздо проще, - усмехнулся Какаши, рассматривая привезенные документы. Услышав, как шум постепенно стихает, Наруто оторвался от созерцания представителей адвокатуры и отметил, что перерыв подходит к концу.
- Так мне здесь оставаться или в зал идти?
- Здесь оставайся. Тебе же надо учиться выступать. Красноречие – одна треть успеха. Знания – вторая треть. И последняя – удача и быстрая реакция на ситуацию. Только тогда ты сможешь стать хорошим прокурором.

Наруто мысленно завис, ясно понимая, что со всеми тремя компонентами он пролетел.
- А природное обаяние не подойдет?
- Пять процентов из ста.
- А умное выражение лица?
- Один процент.
Наруто чертыхнулся и сел за стол, угрюмо заткнувшись. Все качества, которыми он мог похвастаться, были исчерпаны. Но побездельничать ему не дали: Какаши положил перед ним пачку чистой бумаги и ручку.
- Внимательно записывай аргументы защиты – они мне понадобятся.

- А что не так с секретарем? - он кивнул в сторону сидящей за компьютером женщины, в обязанности которой входило протоколирование всего, что происходит в течение заседания. – Компьютер полетел?
- Когда я читаю её протоколы, у меня создается ощущение, что я конченный идиот. Она половину моей речи ушами хлопает.
- А если на диктофон записать?
- Не скажу, что меня раздражает адвокат, но если я буду слышать его голос ещё и с диктофона, он долго не проживет.
Наруто не стал уточнять к кому относилась сказанная угроза – к адвокату или диктофону.
- Если тебе станет от этого легче, тот парень, с которым ты столкнулся, будет делать то же самое.
Наруто исподлобья посмотрел на Саске.
- Как ты догадался?
- У вас совершенно одинаковое выражение лица...

***


Когда секретарь объявила о начале судебного заседания, Наруто почему-то вспомнились утренние рассуждения Шикамару. А точнее та их часть, где он выразил нежелание присутствовать на подобном мероприятии. Вскоре его опасения подтвердились.

На пятой минуте Наруто пытался осмыслить, на каком языке говорят стороны. На десятой его мозги закипели от перенапряжения. На пятнадцатой стали выворачиваться наизнанку. На двадцатой он пожалел, что сегодня утром встал с постели. На сороковой минуте он пришел к однозначному выводу, что все юристы априори извращенцы. Вспомнил, что по диплому сам юрист и сразу же отмел эту мысль. А через час ему стало всё равно: он просто автоматически записывал иероглифы и только осознание, что он находится в публичном месте, не позволило ему завалиться набок и вздремнуть. К слову сказать, в этом была ещё вина этого адвоката, Саске. Он, будто лом проглотив, сидел прямо, спокойно, и только тонкие пальцы легко били по клавиатуре нетбука. Наруто по какой-то никому (даже ему самому) неизвестной причине очень не хотелось уступать ему в прилежности. Поэтому, стиснув зубы, блондин с умным видом слушал разглагольствования прокурора и адвоката, реплики судьи, цитаты из закона, чувствуя себя полным идиотом.

В это время за кафедрами шла словесная битва титанов. Какаши всё-таки удалось убедить судью в необходимости приобщить материалы к уголовному делу. Учиха Итачи тут же опротестовал это ходатайство. В результате после долгих обсуждений доказательство было признано недопустимым, и Наруто скрипнул зубами от досады – он чуть было не пожертвовал своей прокурорской карьерой, привезя эти документы в суд, а пара слов адвоката свели все его усилия на нет. Что за хрень! Где в мире справедливость?

***


Когда судья объявил об окончании заседания и назначил дату следующего, Наруто был уже готов распрощаться со своими пальцами. Через полчаса после начала их стало сводить, а через час он перестал их чувствовать. Какаши удовлетворительно оценил его труды, начинающиеся четкими ровно написанными иероглифами и заканчивающиеся шифрами, разгадать который не мог сам автор. Наруто нестерпимо клонило в сон (встал он ни свет ни заря из-за этого найденного трупа), хотелось есть (из-за того же трупа он практически не завтракал), хотелось свалить из этого здания куда подальше (но труп здесь был уже ни при чем). Наруто уже хотел предупредить Какаши, что подождет его снаружи, но предупреждать оказалось некого. Узумаки и представить себе не мог, какие могут быть проблемы с прессой. Как только судья скрылся в совещательной комнате, всех журналистов словно с цепи сорвало: его начальник сразу же был окружен кучей микрофонов и телекамер, каждый владелец коих требовал к себе внимание. Наруто, оглядев эту свору, понял, что пора сваливать отсюда. Это желание окончательно оформилось, когда он заметил, что пара журналистов стали кидать на него недвусмысленные выжидающие взгляды. Такими взглядами акулы рассматривают свой потенциальный ужин. Поэтому Наруто, долго не размышляя, схватил все бумаги и быстро направился к выходу, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. В коридоре обстановка выглядела не лучшее: куда ни плюнь – обязательно попадешь в представителя СМИ.

«Мне срочно нужно убежище!»

Первая попавшаяся дверь оказалась служебным туалетом, но Наруто, не раздумывая, влетел туда и захлопнул за собой дверь, почувствовал себя в относительной безопасности. Уронив свою ношу на край раковины, он открыл воду и опустил руки под холодные струи. Пальцы противно заныли, жалуясь на несправедливую судьбу.
Другой удар ожидал блондина в зеркале. Едва взглянув на себя, Наруто чуть не задохнулся от возмущения: на месте удара лоб опух и наливался красивым фиолетовым оттенком.
- Черт!
Наруто стал что-то творить с волосами, надеясь хоть немного скрыть это безобразие. По закону подлости, удар пришелся ровно посередине лба, а пышная шевелюра не желала принимать лежачее положение. Наруто уже серьезно задумался, что хуже: если он придет на работу с синяком на лбу или с уложенными фиксатором волосами. Обе картины были смешными и абсурдными.

- Лучше приложи лед, чтобы остановить распространение опухоли.
А что, идея неплохая... А кто это сказал? Наруто резко развернулся и увидел перед собой ... как бы сказал умным юридическим языком Какаши, процессуального оппонента. Говоря, нормальным японским языком – этого... как там его...
- Спасибо потом скажешь.
«Учиха Итачи!»
Наруто так же, как и при их первой встрече, потерял дар речи. Он мог только большими от удивления глазами наблюдать, как мужчина внимательно читает материалы дела, прислонившись к дальней от входа стене. Вспомнив рассказ Шикамару, Наруто прикинул, что ему должно было быть около двадцати семи лет, но на свой возраст Учиха Итачи не выглядел. У него были длинные иссиня-черные волосы, небрежно собранные сзади в хвост. Несколько непослушных прядей выбились из прически и обрамляли лицо. Его глаза, такие же черные, как и волосы, гипнотизировали. Прямо как в омут смотришь: одновременно видишь и всё, но и ничего.

- Это было подло! – внезапно само собой вырвалось восклицание у Наруто. Он тут же захлопнул себе рот рукой, но было уже поздно. Итачи удивленно взглянул на него, и Узумаки захотелось провалиться сквозь землю.
- Что именно было подло?
Наруто решительно отвел глаза и тут же наткнулся взглядом на чертовы бумажки. Не то, что бы Узумаки любил жаловаться каждому первому встречному о своих проблемах, но здесь возмущение перелилось через край.
- Тебя так сильно беспокоит судьба этих документов, которые ты привез? – ответил за него адвокат. – Они были обречены заранее. Это был ход конем прокурора, чтобы затянуть заседание и не позволить судье вынести приговор сегодня.

- Ясно... – задумчиво пробормотал Наруто, чувствуя себя донельзя глупо. Стоит себе в суде, в служебном туалете, и разговаривает с известным адвокатом, брата которого парой часов назад сбил в коридоре. Если уж выбирать между прессой и такой ситуацией, он лучше поговорит с журналистами пару часов. Подхватив ненавистные документы, он направился к двери.
- Узумаки Наруто, ты ничего не забыл?
Наруто быстро развернулся к раковине, но там было пусто. Краем глаза он заметил, как Итачи сделал резкое движение рукой. В следующую секунду он поймал в полете собственное удостоверение.
- На полу валялось, - кратко пояснил Итачи.
Пробормотав что-то отдаленно напоминающее благодарность, Наруто вылетел из туалета.

***


- Ты там утопиться решил? – весело поинтересовался Какаши, встречая его на служебной стоянке. Впервые за день Хатаке был в прекрасном расположении духа, хотя его настроение менялось быстрее погодных условий. Наруто ухмыльнулся в ответ, закидывая все папки на заднее сиденье машины. Какаши предпочел из автомобильного арсенала белую «Тойоту».
- Как впечатления? – доброжелательно поинтересовался Какаши, когда они уже ехали обратно в прокуратуру.
- Честно? – Наруто смотрел прямо перед собой, раздумывая говорить правду или не говорить. В конечном итоге решил сознаться. – Я чувствовал себя идиотом.
- Не беда.
Наруто нахмурился, требуя комментариев.
- Это обычная проблема молодых специалистов – полная беспомощность в соединении теории и практики. Этому в университете не научат. Здесь нужна внимательность, практика, куча граблей, на которые придется наступить, упорство, ответственность и другие качества. Некоторые их них у тебя даже есть, так что ты ещё не потерян для общества. Но не радуйся раньше времени – тебе ещё учиться и учиться!
А Наруто было всё равно – он довольно улыбался до самой прокуратуры.

***


- Наруто! О, Ками-сама, тебя об дверь головой били? – удивленно воскликнула Сакура, встретив его прямо на пороге кабинета. Она явно специально его поджидала, чтобы влепить как следует и куда следует за утреннюю пробежку, но, увидев его лоб, начисто забыла о своих намерениях.
- Ну, если не об дверь, то об стол, - сделал свой прогноз Шикамару. – Неужели опоздал, и от Какаши влетело?
- Нет, это я... упал! – соврал Наруто, справедливо рассчитывав, что лучше не агитировать про свою стычку с адвокатами. Шикамару вздернул брови, Сакура выдавила кислую улыбку:
- Ври меньше! – это было сказано в унисон.

«Я не вру, я недоговариваю!»

Он хотел было пройти к своему столу, как кто-то схватил его за локоть.
- Иди сюда, герой, прооперируем тебя.
Несмотря на его протесты, Сакура усадила его на стул и занялась его лбом. С тех пор, как девушка поступила на медицинский факультет, она стала всегда и везде таскать с собой аптечку. Со временем учебные требования превратились в профессиональную привычку. Сакура не позволяла ему повертеть головой, а Наруто претило сидеть смирно. В результате ему удалось совершить несколько удачных поворотов, и он смог получить представление, что произошло в кабинете за время его отсутствия.
Шино даже не обратил внимания ни на его внезапное исчезновение, ни на появление. Шикамару забил на документацию и объяснял Хинате, как составляется опись вещественных доказательств, и какие ошибки в большинстве случаев делают следователи. Сама Хината явно его не слушала, во все глаза наблюдая за ним и Сакурой. В общем, ничего не предвещало грозы...
- Кто устроил бардак в моем кабинете?! – прогремел на всю прокуратуру голос Какаши. В наступившей гробовой тишине головы всех присутствующих повернулись к Наруто.

Примечания от автора:

Разница в возрасте Итачи и Саске – четыре года.

Продолжение следует…

@темы: Maxi, Манга "Наруто", Фанфик

Комментарии
2011-04-11 в 21:57 

- Не скажу, что меня раздражает адвокат, но если я буду слышать его голос ещё и с диктофона, он долго не проживет. - Какаши неотразим. Очень хорошо представляется такая сцена: Какаши - киллер диктофона ))

- Кто устроил бардак в моем кабинете?! - это был риторический вопрос? )))))))
А вообще Какаши с Итачи стоят друг-друга ))

Канаме Сейю, спасибо огромное за очередную увлекательную главу.

2011-04-12 в 19:28 

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
image lyatre, не за что ))

Это сколько диктофонов потребуется Какаши во время работы - прокуратура разорится )) Так что рациональнее будет использовать подручных помощников в качестве печатной машинки ))

А вообще Какаши с Итачи стоят друг-друга )) :yes: точно-точно ))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная