Свитки

19:44 

*45-й свиток*

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
Название: С.И.Р. (Скандалы. Интриги. Расследования)
Фэндом: Наруто (Naruto)
Автор: Канаме Сейю
Бета-ридер: Azraele
Жанр: Detective/Romantic
Персонажи: Наруто/Саске; Саске/Сай; Пейн/Итачи
Рейтинг: R
Дисклеймер: Сюжет принадлежит автору, герои – Масаши Кишимото. Размещение данного текста на других ресурсах – исключительно с согласия автора.
Предупреждение: OOC, AU, нецензурная лексика. Канон нервно курит в сторонке – вы уж извините мою бурную фантазию.
Примечания: Отзывы, предложения и конструктивная критика приветствуются.

Предыдущие главы: [Пролог]; [Глава I]; [Глава II]; [Глава III]; [Глава IV]; [Глава V]; [Глава VI]; [Глава VII]


Глава VIII


- Наруто?
Шикамару остановился около рабочего стола коллеги и уставился на кадку с растением, нежданно-негаданно объявившейся около компьютера блондина.
Как и предполагалось, в этот день прокуратура «проснулась» поздно. Но за опоздания никому не попало, потому что начальство тоже благополучно опоздало. Неизвестно, проспал Какаши, или решил не портить свою излюбленную традицию везде опаздывать, или же гений, логически рассчитав, что вовремя на работу никто всё равно не придет, тоже решил не прийти... В общем, Какаши на рабочем месте не оказалось. И все свободно вздохнули. Всё-таки за опоздания может последовать выговор, а за ним и дисциплинарное взыскание, которое потом отразится на заработной плате...
Так вот, Шикамару стоял около стола Наруто и смотрел на...
- Это кактус, – заявил блондин, не отрывая взгляда от монитора. – Я вчера заметил, что в судах одни фикусы стоят. И решил, что должен составить им конкуренцию. А так как я человек слова, ты видишь перед собой первый шаг моего противостояния с дизайнерской безвкусицей нашей судебной системы.
- В тебе погиб не только экскурсовод, но и великий дизайнер, - прыснул Шикамару, присаживаясь на край стола. Кактус от греха подальше брюнет отодвинул.
- И не надейся своей лестью выбить меня из кресла, - Наруто откинулся на спинку стула и положил ноги на стол. – Я раньше тебя перееду в тот кабинет в конце коридора!
- Кишка тонка, да мозгов нехватка.
- Спорим?!
- На очевидное не спорят. Но готов поставить на то, что своё первое заседание в суде ты продуешь.
- Это мы ещё посмотрим. Проигравший оплачивает корпоратив, - коллеги хлопнули по рукам. Пока парни выясняли свои проблемы, в кабинет вполз Чоуджи с таким количеством папок, которое при всех силовых характеристиках мог унести только он – этот вавилонский столп опасно колебался из стороны в сторону, угрожая разрушиться в любую секунду. Хината тут же вскочила с места и помогла предотвратить угрозу распада.
- Ты ограбил государственный архив? – лениво заумничал Шикамару, наблюдая, как Чоуджи с девушкой донесли папки до стола.
- Наш подвал в новую столовую перестроили? – не отрываясь от работы, внес свою лепту Шино.
- Какаши приказал провести в его кабинете генеральную уборку! – радостно отмахнулся Наруто.
- Какаши уехал в командировку, - огорошил всех Чоуджи. Наруто выпучил глаза, медленно убрал конечности со стола и выпрямил спину – вся его поза выражала крайнюю степень удивления.

- В командировку? – повторил Шикамару, возвращаясь к своему столу.
- Именно. Все свои обязанности он уже распределил, - утешил их Чоуджи. – Так, Шино, займешься проверками – у тебя это всегда хорошо получалось. Хината поможет тебе, - половина стопки перекочевала на стол Абураме.
- Наруто, тебе надо будет съездить в качестве представителя в пару общественных организаций и государственных органов. Какаши попросил одеться «прилично» и не забыть удостоверение. Не фыркай! – Чоуджи смерил строгим взглядом распахнутую на груди рубашку блондина, перекинутый через шею галстук и довольную улыбку на пол-лица. Улыбка исказилась, когда четверть папок досталась ему.
- Шикамару, на тебя возложили несколько заседаний. Оставшиеся материалы лежат в кабинете, - Чоуджи немного сочувственно похлопал Нару по плечу. - Только сначала тебе придется найти их. Какаши с утра собирался в спешке и там бардак похуже, чем после Наруто.
- Кхм, - прокомментировал соседний стол. Хината хихикнула.
- На следующей неделе у него назначено шесть заседаний, - сверяясь с графиком, Чоуджи по мере нахождения складывал бумаги перед Шикамару. Последний лег на согнутые локти и вяло следил глазами за увеличивающейся стопкой. – Ближайшее состоится через два дня, в понедельник. Дело № Y-569. Умышленное убийство двух лиц. Расследование ведет старший следователь полицейского управления Умино Ирука. Со стороны адвоката подано ходатайство о замене меры пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест по состоянию здоровья. Тебе надо созвонится с Ирукой–саном и обсудить тактику выступления *.

Шикамару нахмурился, облизал языком губы и, покосившись на невозмутимого Чоуджи, с ехидцей поинтересовался:
- Дело № Y-569? Напомни-ка, кто там адвокат?
Чоуджи сверился с записями.
- Учиха Итачи.
- Во... блядь, – похоже, более приличных слов у Нары в этот исторический момент просто не нашлось.
- Шикамару, блин, перед девушкой хотя бы язык попридержи, - Наруто укоризненно смерил взглядом напарника, кивнув в сторону Хинаты. Сама Хьюга наклонилась над бумагами так, чтобы длинные волосы скрыли лицо – и судя по всему, смутилась она не от того, что в её присутствии употребили крепкое словцо, а из-за чрезмерного внимания некоего блондина к своей скромной персоне.
- Оставь блины для своей забегаловки, - парировал напарник, крутанувшись на стуле. – Учиха Итачи. Ками-сама, за что? Я хотел отдохнуть на выходных!
- Шикамару, ты чего раскис? Ты же самый умный из всех присутствующих. У тебя есть все шансы заткнуть этого Учиху! – добродушно поддержал его блондин.
- Чтобы заткнуть этого Учиху, мне придется найти дело, ознакомиться с ним, подготовить аргументы «против» этого ходатайства, потом приехать в суд... А мне лень...
- В смысле? – вскочив с рабочего места, Наруто подошел к столу Шикамару и оперся кулаками о стопку разложенных Акимичи бумаг.
- Не хочу. Что непонятного? – проворчал Шикамару, рассматривая стену с интересом, подобно тому как археологи рассматривают найденные останки доисторического млекопитающего.

- Ты испугался адвоката? - Наруто обошел стол и встал рядом с креслом напарника.
- Да он не страшный вроде, чтобы его бояться, - Шикамару попытался отвернуться в противоположную от Наруто сторону, но блондин резким движением руки развернул напарника к себе лицом.
- Так, не позорь честь нашей прокуратуры! Пошли! – неожиданно схватив Шикамару за воротник, Наруто потащил друга в сторону коридора. – Уступить какому-то второсортному адвокату только из-за своей лени? Держи карман шире! Я сам тебя запихаю в суд и буду стоять вместе с судебным приставом около кафедры, чтобы ты не сбежал!
- Второсортный?! Он – элита, идиот! Кроме того, у меня уже есть заседание в этот день! – Шикамару схватился за косяк двери и прижался к нему сильнее, чем матрос в бурю – к мачте корабля. Наруто ухватил его за плечи в попытке вытащить в коридор.
- Во сколько? – Чоуджи тут же оказался рядом, перелистывая ежедневник.
- В девять утра! – прошипел Шикамару, продолжая отчаянную борьбу с бурей в лице неугомонного коллеги.
- А это в два часа дня, - удовлетворенно отметил Чоуджи. – С часу до двух как раз обед. За это время ты в любом случае успеешь доехать от одного суда к другому.
- Вот видишь! – возликовал Наруто и, сильно дернув Нару на себя, отлепил напарника от косяка и потащил в сторону кабинета Какаши. Поняв, что все обстоятельства складываются против него, Шикамару обреченно вздохнул и, сбросив руки Наруто со своих плеч, пошел самостоятельно. Со своей участью и участью своих выходных он, кажется, смирился.
Наруто же был необычайно доволен собой. Иногда на Шикамару нападали такие вот приступы лени: он много ворчал, кривился и плевал на любую работу, независимо от её важности. В такие критические моменты ему нужен был хороший добротный пинок под одно место.
Центральной прокуратуре необычайно повезло, что у неё есть ходячий позитив в лице Узумаки Наруто... Прокуратура просто ещё не осознала свалившегося на неё счастья.

***


Сквозь неплотно задернутые шторы неуверенно пробивались первые лучи раннего весеннего солнца, высвечивая в воздухе крохотные пылинки. Одиноко мигал не выключенный с вечера компьютер.
Пелену тяжелого сна прорвала настойчивая вибрация мобильного телефона. Не открывая глаз, Итачи протянул руку к стоящей рядом с кроватью тумбочке и взял жужжащую трубку. Заморгав глазами, он попытался сосредоточить взгляд, но экран смазывался, и сложно было различить, кто звонит. Хотя ему это и не нужно было.
«Что б тебе провалиться через девять кругов ада, Рей...»
Развернувшись и удостоверившись, что Лидер крепко спит, Итачи встал с постели и вышел в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь. Не удосужившись поисками какой-либо облачения в полутемной комнате, брюнет сразу прошел в направлении ванной комнаты, прекрасно помня, что накануне закинул туда спортивную сумку со сменной одеждой.

Закрыв дверь на щеколду, Итачи первым делом включил душ и встал около стенки так, чтобы шквал мелких брызг проносился перед ним, тем самым заглушая все слова. Осторожность никогда не бывает лишней, особенно когда играешь на две партии сразу.
- Слушаю.
- Я тебя разбудил? – странный вопрос, произнесенный искаженным мужским голосом, не оставил Итачи сомнений, что Рей решил изжить его со свету.
- А ты сам как думаешь? - Учиха по привычке запустил руку в густые волосы, но тут же зашипел, когда пальцы встретили несколько препятствий в виде колтунов – ещё одним свидетельством неспокойной ночи.
- Кёми требует отчета – я оттягивал звонок сколько мог, Карасу, - попытался оправдаться его горе-напарник. Кое-как сняв запутавшуюся в волосах резинку, Итачи стал отделять пряди друг от друга, прижав телефон к уху плечом. - Сколько тебе нужно времени на отчет?
- Минут сорок, - чуть понизив голос, откликнулся Итачи.
- Ки, берите вторую линию, - Рей на секунду оторвался от телефона, чтобы с кем-то переброситься парой слов. В трубке раздалось щелканье.
- Есть, Рей, - откликнулся женский голос на другом конце линии. – Карасу, слушай внимательно. Ты же слышал про ту самую аптеку на углу ада? Одна птичка пропела на небесах, что лекарства там оказались слишком сладкими. Пожалуй, первое из них можно будет достать именно там.
- Хорошо. И вам всего доброго.
Связь оборвалась. Отложив телефон на раковину и прокручивая в голове очередную загадку Ки, Итачи встал под холодный душ, чувствуя, как голову стягивает стальной обруч боли, а тело пронизывают волны жара – первые признаки физического переутомления.
Капли стекали по лицу только по им изведанным дорожкам, сливаясь на подбородке и падая вниз. Так до конца и не расчесанные волосы, пропитавшись водой, тяжелым грузом лежали на плечах. Болела шея, болели запястья, плечи, поясница, ноги – тело превратилось в единый болевой импульс.
«Как же я тебя ненавижу...»

***


Первое, что заметил Итачи, когда вышел из ванной комнаты полчаса спустя, были стоящие около порога квартиры женские босоножки на высоком каблуке. Значит, Конан решила забежать к напарнику перед работой. Пройдя по коридору в направлении тихих звуков, Итачи зашел на кухню, где и обнаружил синеволосую девушку.
- Привет, - равнодушно поприветствовала она адвоката, выкладывая продукты на стол. - Чай будешь? Или кофе? – даже не посмотрев в его сторону, Конан направилась к шкафу с ингредиентами.
Ей не надо было задавать вопрос, чтобы знать ответ. Они часто сталкивались по утрам на кухне квартиры Лидера и свыклись с обоюдным присутствием. Ни Итачи, ни Конан не испытывали неприязни друг к другу, но и дружбой их отношения нельзя было назвать.
Конан никогда не волновали любовники напарника. У преступницы было абсолютное мировоззрение, разделяющее мир на черное и белое – на чужих и своих. Пока он входил в группу «своих», девушка проявляла к нему что-то, отдаленно напоминающее добродушие. На такой же нейтральной ноте она общалась и с другими членами организации. Но всегда после разговора оставалось ощущение, что Конан ассоциирует людей с неодушевленными предметами. Даже когда убивала – словно не человека жизни лишала, а бумагу резала.
Конан была четким исполнителем и прекрасно выполняла как свои обязанности связующей, так и приказы Пейна. Девушка не была слепой марионеткой, скорее – закрытой книгой. Её невозможно прочитать, но это не значит, что в ней ничего не написано.
Лучше всех «читать» девушку удавалось Мадаре и Пейну. Учиха был убийцей со стажем и язык опасных телодвижений знал наизусть.
А вот Пейн был, похоже, одной из центральных фигур жизни синеволосой девушки. Что-то связывало этих двоих сильнее, чем дружба или интимные отношения. Эта тайна пряталась в их прошлом.
- Если задержишься немного, я приготовлю завтрак, - спокойно предложила девушка, ставя на стол чашку свежесваренного кофе. Итачи отвлекся от собственных мыслей и задумчиво кивнул.

«Ты же слышал про ту самую аптеку на углу ада? Одна птичка на небесах пропела, что лекарства там оказались слишком сладкими. Пожалуй, первое из них можно будет достать именно там»
«Ад. В Токио существует только один ад – это неформальное название торгового центра «Инферно» в Гинзе *»
«Там. Где? Одна птичка на небесах пропела, что лекарства в аду слишком сладкие. Плохие. Это место неверное *. Остаются небеса. Небеса находятся выше ада»
«Первое из ста лекарств можно будет достать именно там. Саке *»
«Один из верхних этажей центра. Автомат по продаже саке. Там и состоится встреча»
Часы на столе показывали семь утра.

***


Удивительно ли, но и для Сакуры эта ночь оказалась неспокойной. У неё, правда, не было ни координационных совещаний, как у Наруто, ни выработки тактики, как у Саске... Её причина оказалась очень простой... Она всю ночь просидела в чате, болтая со своей давней школьной подругой Яманакой Ино. Они дружили практически со скамьи начальной школы, но после выпускного бала в пух и прах разругались по каким-то своим девчачьим проблемам, о которых они сами-то уже не помнили. В результате, девушки поступили на разные факультеты Токийского университета и продолжали игнорировать существование друг друга в течение пяти учебных лет.
Наверное, на этом история их дружбы благополучно бы и закончилась, если бы в этот день (а точнее, ночь) блондинистая «блудная овечка» не постучалась к Сакуре в ICQ, чтобы похвастаться новостью, что её взяли на работу в престижную адвокатскую фирму.
«То-то сегодня дождь идет...» - удивляться превратностям судьбы Сакура не умела и решила, на своё несчастье, поддержать тему разговора.
На этой волне прошло полночи.
К двум часам ночи розоволосой девушке хотелось рвать и метать. Ей уже осточертенели все «красавцы-адвокаты», «отдельный кабинет», «контора в центре города» и какой-то Саске–кун, который занимал восемьдесят процентов повествования, проходя лейтмотивом по конторе, отдельному кабинету, начальству, суду и всем остальным упомянутым местам вместе взятым. Сакуре в этот момент жутко захотелось кого-нибудь прибить, а так как объекта её постоянных тумаков Узумаки Наруто под рукой не оказалось, жертвой нешуточной агрессии стала любимая боксерская груша (которую с тонким намеком ей подарил тот же самый Наруто). Поэтому на ноте «что Ино там из адвокатов чуть ли не единственная девушка, что мужчины там... все такие... милашки и красавцы, как на подбор» Сакура решила, что «завянутые» уши ей не к лицу и что срочно надо уводить разговор в другую степь.

Поэтому дальше разговор плавно переехал на место работы Харуно, в котором Сакура красочно описала подруге, какие у неё «милашки» и «красавцы» лежат на работе в подвале – и все как на подбор такие спокойные и уравновешенные, загляденье просто.
Ино не растерялась и тут же рассказала о недавнем деле, которое она вела пару месяцев назад... В общем, неважно, какие медицинские и юридические критерии повешения были выявлены в результате обсуждения. Девушки нашли общий язык и благополучно проболтали вторую половину ночи.
И теперь Сакура, кое-как изобразив какой-то шухер на голове и накинув белый халат, в сонном состоянии плыла по коридорам здания судмедэкспертизы, мечтая, что ради великой и всеми любимой пятницы у Цунаде проснется совесть и безмерное желание выпить пару стопочек саке с одним давним другом – главным редактором порно-журнала Джираей, с коим они встречались по нескольку раз в месяц, обменивались жизненными новостями и вспоминали на пару поры бурной молодости. Как знала девушка по собственному неудачному опыту, зрелище это было незабываемое.
Прежде чем идти на поклон начальнице, Сакура завернула в информационный центр, он же отдел регистратуры, чтобы проверить, сколько новых заявлений поступило за ночь (собственно, сколько работы ей предстояла за день выполнить). Шизуне, дежурившая в эту ночь на вахте, сидела за столом перед большим прозрачным окошком, соединяющим коридор и регистратуру, и придирчиво рассматривая свой маникюр.
- Ни грамма косметики, воронье гнездо, оскал «отстаньте, я кусаюсь» - тебя никто не бросил? – поинтересовалась темноволосая женщина, переведя свой придирчивый взгляд с ногтей на коллегу. Сакура закатила глаза и хорошенько пнула дверцу шкафа. Несмотря на не выспавшийся вид, энергия в девушке била ключом.
- Если бы меня кто-то бросил, одним трупом в этом мире стало бы больше. А сегодня... – Сакура посмотрела на один из пустых графиков на экране компьютера, - ... трупов не поступало.
- Может, из-за грозы все маньяки по домам разошлись? – пожала плечами Шизуне.

За несколько лет работы судмедэкспертом эта женщина стала настоящим профессионалом своего дела. Ещё будучи практиканткой, она заинтересовалась ядами и посвятила этой теме множество научных исследований. Сейчас Шизуне специализировалась на отравлениях и других побочных эффектах, связанных с воздействием на живой или мертвый человеческий организм того или иного яда.
В этот момент на стол упала тень, и Шизуне вскинула голову к окошку, встретившись взглядом с молодым человеком в белом халате.
- Я ухожу, Шизуне–сан. Отчет за последнюю неделю, - он передал планшет.
- Спасибо. Всего хорошего, Кабуто.
Сакура, в это время терроризирующая взглядом своё отражение в зеркале, нахмурилась, услышав незнакомое ей имя. И, преодолев одним прыжком расстояние до Шизуне, девушка вскочила коленками на стол и высунула голову и часть туловища в окошко, благо его параметры позволяли это сделать. Молодой человек примерно её возраста, а может чуть постарше, как раз завернул за угол коридора – девушка только и успела заметить собранные в хвост пепельного окраса волосы да блеск оправы очков.
- А это что ещё за птица? – нахмурив бровки, девушка озадаченно продолжала пялиться вглубь пустого коридора, совершенно забыв в какой непрезентабельной позе находится. Из размышлений её вывел недовольный голос Шизуне:
- Мне на твою филейную часть долго ещё любоваться?

Сакура смущенно ойкнула и в мгновение ока заползла обратно в помещение регистратуры, но со стола слезать не стала, а уселась поудобнее, перекинув ногу на ногу в ожидании объяснений, почему в здании судмедэкспертизы появилось новое лицо, а она не в курсе. Шизуне поняла тонкий намек и, хмыкнув, передала девушке планшет с только что сданным отчетом. Сакура, стараясь держать свою заинтересованность в рамках приличий, медленно перелистнула несколько страниц в поисках информации о составителе.
«Якуши Кабуто, младший патологоанатом, студент 6 курса медицинского факультета Токийского университета, - было выведено четким уверенным почерком на последней странице. Сакура недоуменно прикусила губу. – Неужели младше меня?»
Девушка вернулась в начало отчета и вновь углубилась в чтение. Через несколько страниц она поняла, что её так смутило – несмотря на то, что документ составлял студент, создавалось впечатление, будто текст был написан рукой состоявшегося врача-практиканта. Уверенность и точность изложения пронизывало текст от начала до конца – Харуно даже придраться ни к чему не смогла. Девушка прекрасно помнила себя в былые времена студентки – пока она научилась более-менее прилично составлять все эти юридические документы, то столько граблей понасобирала, что хватило бы на сезон целому сельскохозяйственному кооперативу. А у этого очкарика всё чисто, точно, правильно – комар носа не подточит... Неизвестно откуда возникшее ощущение конкуренции витало в воздухе и пронизывало все клетки нервной системы разозленной не выспавшейся девушки.
- Терпеть не могу ботаников! – высокомерно хмыкнув, Сакура отдала отчет обратно Шизуне и с видом оскорбленного достоинства пошла на выход, гневно цокая каблуками туфелек.

***


Официантка поставила перед молодым темноволосым человеком чашку горячего кофе, поклонилась и, не получив в ответ никакой реакции, отправилась восвояси.
Саске даже не заметил её присутствия: теребя пальцами подбородок, он внимательно набирал что-то на нетбуке. Младший Учиха расположился в маленьком кафе недалеко от конторы, договорившись встретиться с Саем до начала рабочего дня.
Значок ICQ замигал, оповещая о новом сообщении. Саске скосил глаза в нижний угол экрана, увидел имя пользователя и слегка улыбнулся. Закрыв документ, он быстро стал набирать ответ. В это время в кафе зашел ещё один высокий темноволосый молодой человек. Незнакомец огляделся и, приметив Саске за дальним столиком, направился прямо к нему.
- Привет. Подожди секунду, - Саске, на миг вскинув глаза, кивнул пришедшему. Допечатав несколько слов, Учиха закрыл компьютер.

***


На компьютере раздался сигнал ICQ. Наруто, как раз забежавший в кабинет за канцелярскими принадлежностями, быстро просмотрел сообщение, фыркнул и пошел обратно помогать Шикамару.
«Делать тебе больше нечего, Райден...»

Примечания:

* В судебном процессе по рассмотрению ходатайств со стороны обвинения участвуют и прокурор, и следователь.

* Игра слов в расшифровке загадки. Итачи в своих рассуждениях упоминает две японских пословицы: «Хорошее лекарство горько на вкус» (аналог русской поговорке «Горьким лечат – сладким калечат») и «Саке – первое из ста лекарств».

* Гинза – самый популярный торговый округ Токио.

Продолжение следует...

@темы: Maxi, Манга "Наруто", Фанфик

Комментарии
2011-04-15 в 21:30 

Эта переписка становится все более интригующей.
И вообще, все в аське, а кто работать-то будет? )))

Сейчас Шизуне специализировалась на отравлениях и других побочных эффектах, связанных с воздействием на живой или мертвый человеческий организм того или иного яда. - Может сократить этот текст? Допустим: "Сейчас Шизуне специализировалась изучении побочных эффектов от тех или иных отравлений." Это только мое предложение. Никакой критики ))

Интересно получается. Внутри правоохранительной сети, порядком двойных агентов. Какузу, Хидан, Кабуто.
Как же они допустили? Или это такой ход? Как в поговорке... лучше держать врага близко? Вообщем, есть о чем задуматься.

Спасибо, Канаме Сейю !
Мне было очень интересно читать. И познавательно в плане терминологических пояснений.

2011-04-16 в 07:57 

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
image lyatre, пожалуйста :)

И вообще, все в аське, а кто работать-то будет? ))) Хидан с Какузу - вот, кто впахивает на благо общества - до них ещё аська не добралась :D

Да, предложение перегружено - вижу. Меня, бывает, иногда сильно заносит в описательной части - профессиональная деформация. Да, к конструктивной критике я отношусь совершенно адекватно - фф от этого хуже не станет :)

Как же они допустили? Или это такой ход? Это мы догадываемся, что они... скажем так, не чисты на руку - и то, потому что такие ассоциации идут из канона, однако, в обыденной жизни не всегда знаешь, где поджидает друг, а где враг. Поэтому задуматься действительно есть о чем.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная