Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Свитки

16:50 

*88-й свиток*

Ека Пантера
нарутолюб, итачифил (с)



– Такси! – парень в брендовой ярко-оранжевой куртке с капюшоном выбежал из здания крупной рекламной корпорации в дождь и кинулся к подъехавшей машине с шашками на крыше. Распахнув пассажирскую дверцу, он заглянул внутрь: – Свободен?.. Учиха?!
Черноволосый таксист в потертых джинсах и сером свитере с удивлением посмотрел на потенциального пассажира:
– Наруто?!
Парень в куртке растерянно кивнул и, немного подумав, широко улыбнулся.
– Привет!
– Привет. Да, свободен, садись.
Наруто быстро сел на переднее сиденье и, скинув капюшон, восторженно уставился на водителя:
– Саске, подумать только… Столько лет! Как ты?
– Как видишь, – парень грустно усмехнулся и хлопнул ладонью по оплетке руля, – таксую. Куда тебе?
Наруто назвал адрес, и Саске тронулся с места, сосредоточенно глядя на дорогу сквозь стекло и работающие дворники.
– Кажется, мы не виделись с тех пор, как ты перевелся в Академию имени Орочимару в поисках лучшего образования для своей цели… – светловолосый парень задумчиво посмотрел в окно, что-то припоминая. – Цели-то достиг?
– Достиг, – Саске поморщился и перевел тему. – Сам-то как?
– Нормально, – Наруто смущенно улыбнулся. – Теперь коммерческий директор.
– Как всегда, в гуще событий. А что же коммерческий директор известной корпорации на такси? – Саске ухмыльнулся. – Я помню, ты всегда мечтал об оранжевом «Лексусе».
– И сейчас мечтаю, – серьезно ответил Наруто. – Хоть и давно уже могу себе его позволить.
– Так что же не купишь?
– Понимаешь, Саске… Тогда это уже не будет мечтой.
Какое-то время парни молчали – Саске лавировал среди скопления машин, а Наруто думал о своем, разглядывая чуть побитые сединой черные пряди в неполные двадцать семь. Спустя несколько минут он все-таки задал грызущий его вопрос:
– Скажи, Саске… Как же так вышло? Ты – лучший студент, я – худший. Ведь если ты достиг своей цели, то должен сидеть в президентском кресле «Акацуки» вместо брата.
Машина встала в пробке, и Саске положил подбородок на скрещенные на руле кисти рук.
– Я не смог работать там после этого. Все стало не то и не так. Да и усилия были потрачены зря.
– И ты ушел?
Саске кивнул.
– В жизни не стало былого смысла. Бороться, добиваться… зачем?
– Саске, о чем ты говоришь?! – Наруто пораженно распахнул глаза. – Жизнь продолжается!
Таксист снова поморщился.
– Да, продолжается, но где-то там – за окном такси. А я просто проезжаю мимо.
Остаток пути прошел в молчании, и лишь когда машина притормозила возле дома, Наруто тихо произнес:
– Ты не прав.
– Что, прости?
– Ты не прав!
– С тебя четыреста йен.
– Саске, вылезай из машины.
– Чего?! Опух, что ли?
– Давай, Саске, у меня дома отличный коньяк, – Наруто потянул хмурого парня за рукав и ехидно улыбнулся: – Я не заплачу, если не пойдешь!
Саске вздохнул.
– Но я же за рулем…
– Учиха, оставь ты, наконец, свое такси и посмотри вокруг. Жизнь не пролетает мимо, она вокруг тебя, в тебе… Пойдем.
Наруто вышел из машины и, хлопнув дверью, не торопясь пошел подъезду. Оборачиваться не было смысла – он и так знал, что Саске, проклиная все на свете и матерясь, идет за ним следом.

Маленькая, тесная квартира, забитая хорошей мебелью и дорогой техникой. Вероятно, ему просто лень было отсюда съезжать. Саске застыл на пороге, изучая единственную комнату квартиры Узумаки. Он уже знал, что останется здесь на ночь – пьяным он за руль не сядет, упустит кучу клиентов и не заработает так нужных денег. И вполне вероятно, что Наруто, уже в институте славившийся своей бисексуальностью, затащит его в постель. Саске не мог объяснить себе, почему он поддался. Они никогда не были друзьями, да и особого желания выпить он не испытывал. Значит, эта сивая бестолочь, занимающая теперь столь высокий пост, сумела-таки найти к нему подход.
Наруто тем временем небрежно скинул куртку и, ослабив стильный галстук, расстегнул пару верхних пуговиц темной рубашки.
– Ну и чего встал? – улыбнулся он, достав из бара красную коробку с золотой надписью «Remy Martin XO Excellence» и пару пузатых бокалов.
Взглянув на коробку, Саске изумленно выгнул бровь:
– «Реми Мартен» экстра-класса с выдержкой больше шести лет? Недурно.
– Надеюсь, ты уже ел, потому что ужина не будет. Я хочу напиться.
– С чего вдруг?
– Эту бутылку, – Наруто распаковал коробку, – мне подарил партнер по бизнесу пару месяцев назад. И, несмотря на то, что я постоянно окружен людьми, не было человека, с которым бы я захотел его выпить. Рад, что встретил тебя, Саске. Так что ты сегодня напьешься тоже.
– Мне за руль, – твердо произнес таксист.
– Пох*й, – не менее твердо ответил Наруто, разливая красновато-коричневую жидкость в бокалы. – Ты уже здесь, Саске.
Саске принял протянутый шарообразный бокал, пропустив короткую ножку между средним и безымянным тонкими пальцами. Согревая напиток теплом ладони, он коснулся указательным пальцем стенки и посмотрел на него сквозь жидкость.
– Высшего качества, – тихо констатировал он, глядя на отчетливый отпечаток.
– Еще бы, – Наруто поднял бокал и выдал подобие тоста: – За встречу!
Саске кивнул и поднес к губам бокал, вдыхая благородный аромат – он различал в нем едва уловимые ноты жасмина и карри, отчетливо чувствовал мускатный орех и засахаренные фрукты. Насладившись ароматом, Саске сделал небольшой глоток, ощущая концентрированный теплый вкус. Наруто наблюдал за ним с легкой улыбкой, потягивая коньяк из своего бокала – даже будучи таксистом, Саске оставался аристократом до мозга костей.

Саске был голоден и чувствовал, что быстро хмелеет. Наруто что-то эмоционально рассказывал, постоянно озаряя комнату широкой улыбкой, однако же, от внимания Саске не ускользало, что даже при самых лучезарных он прятал печальные глаза. Внезапно вспомнились слова Наруто о невыпитом коньяке: «…не было человека, с которым бы я захотел его выпить». Несмотря на всю его публичность, Наруто был одинок. Одинок даже больше, чем сам Саске, потому что Учиха был один по жизни, а Наруто был один среди людей.
Саске решительно поставил бокал на стол:
– Жарко. Может, откроем окно?
– Нет, – с хитрой улыбкой ответил Наруто. – Если жарко – раздевайся.
К черту, они и так оба знают, чем закончится этот вечер – скрестив руки, Саске потянул край свитера наверх и стащил его через голову.
Наруто подкатился к нему на компьютерном кресле, в котором сидел, и порывисто коснулся губами обнаженного плеча, отмечая про себя замысловатую татуировку в виде трех запятых. Саске не шелохнулся, и Наруто, осмелев, медленно провел языком от плеча к шее, остановившись и мягко целуя ее, после чего прочертил языком еще одну влажную дорожку по шее к аккуратному уху. Отметив это место более требовательным поцелуем, он провел языком вдоль линии челюсти и, чуть отстранившись, замер в сантиметре от красиво очерченных губ.
– Не думай, что я вот так просто позволю себя трахнуть, Узумаки, – спокойно произнес Саске, не отдаляясь от Наруто, почувствовавшего сказанное кожей.
– Ну, если ты так хочешь, можешь трахнуть меня, – Наруто соблазнительно улыбнулся.
– Не хочу, – раздался насмешливый тихий ответ.
– Ну, вот и определились, – с улыбкой отозвался Наруто и припал к губам, сминая их трепетным поцелуем.
Саске отвечал ему – так же бережно и нежно, лаская проникший в рот язык своим. Смуглая ладонь легла на изящную шею, мягко поглаживая большим пальцем светлую щеку, в то время как бледные руки проворно развязали галстук и скинули его на пол.
Наруто толкнул гостя в плечи, вынуждая опрокинуться на не заправленную с утра кровать, и навис над ним сверху.
– Скажи, Саске… – серьезно начал он. – Ты когда-нибудь был с мужчиной?
– Как будто мой ответ повлияет на дальнейшие события, – уклончиво ответил Учиха.
– Это важно, черт возьми!!
– Снизу – нет. Доволен?
Наруто не ответил, но по смуглому лицу расползлась хитрая улыбка.
– Да, да, – раздраженно опередил его выпад Саске. – Гордись, ты будешь первым.
Наруто наклонился и легко поцеловал его в точеный нос.
– Никогда бы в жизни не подумал, что стану первым сэмэ Учиха Саске!
– Если и дальше будешь болтать попусту – не станешь, – угрожающе прошипел Саске.
Наруто, рванув на себе темную рубашку и отправив ее на пол к галстуку, порывисто оседлал стянутые джинсами бедра и провел кончиками пальцев по крепкой светлой груди. Саске чуть заметно напрягся и тоже провел по груди Наруто. Тот наклонился и начал жадно целовать его в сухие губы, беспорядочно поглаживая бледную кожу, спускаясь руками по груди и животу. Нащупав ремень, Наруто решительно расстегнул его, после чего, выпустив металлическую пуговицу из петли, потянул вниз молнию. Чуть приподнявшись, он взглянул в лицо Саске – тот был спокоен и невообразимо красив: высокий лоб, изящные тонкие брови, черные глаза, сверкающие сейчас хмельным блеском, аккуратный прямой нос и бледные губы, чуть припухшие от настойчивых ласк.
Стянув с любовника джинсы вместе с бельем, Наруто быстро разделся сам, стараясь не обращать внимания на то, как Саске, немного приподнявшись на локтях, откровенно рассматривает его – это смущало. Устроившись между длинных светлых ног, он потянул бедра вверх, вынуждая Саске упасть на лопатки, и, закинув их себе на плечи, замер.
– Ты меня сейчас сломаешь! – сдавленно прошипел Саске.
Наруто не ответил, высунув язык и коснувшись им обнажившейся головки. Скрученный в неудобной позе парень затих. Осмелев, Наруто обхватил член губами и принялся ритмично двигать головой, ударяя языком по головке внутри рта. Саске красиво нахмурил изящные брови и закусил нижнюю губу, хватаясь пальцами за простыни, но кончить ему не позволили – Наруто выпустил головку изо рта и, скользнув по стволу языком, принялся вылизывать напряженные яички, сминая при этом светлые ягодицы. Разведя их в стороны, он скользнул влажным языком во впадинку между ними, чуть надавив на плотно сомкнутое кольцо мышц.
– Узумаки, прекрати это немедленно! – тут же услышал он отчаянный вопль попытавшегося вырваться Саске.
– Что прекратить? – с улыбкой спросил Наруто; он чуть ослабил хватку и приподнял голову, заглядывая в широко распахнутые черные глаза, из которых вмиг улетучился хмельной блеск.
– Это!!
– Я не делаю ничего сверхъестественного, поэтому не понимаю, о чем ты, – невозмутимо ответил Наруто, возвращаясь к прерванному занятию.
Словно не замечая отчаянных протестов Саске, он продолжал обводить языком напряженно сжатый анус, прекратив, лишь когда счел его достаточно увлажненным. Выпустив парня из крепкой хватки, Наруто немного переместился и начал медленно растягивать тугие мышцы, вылизывая и покусывая розовые соски.
Саске хмурился и рассеянно гладил своего страстного мучителя по смуглому плечу, вплетая пальцы другой в светлые волосы.
– Прости, Саске, – оторвавшись от припухших от настойчивых ласк сосков, хрипло сказал Наруто, – но я больше не могу сдерживать себя.
Он медленно вынул пальцы и оставил Саске на пару минут, чтобы наспех распаковать презерватив и натянуть его на себя. Вернувшись, он устроился между раздвинутых ног и приставил напряженный член к растянутому входу. Спешно поцеловав мягкие губы, Наруто толкнулся вперед, медленно проникая в тесный анус. Саске зажмурился и закусил губу, старясь не выдать слабости, и тут же ощутил легкие успокаивающие поцелуи и аккуратные касания языком закушенной губы, вынуждающие разжать челюсти и ответить на ласку.
Наруто чувствовал, как Саске постепенно расслабляется в его руках, и, углубив поцелуй, начал неторопливые движения внутри горячего тела. Мучительная медленность сводила с ума, но он изо всех сил сдерживал себя, добиваясь ответа на свои действия. Саске не заставил себя долго ждать: привыкнув к новым ощущениям, он решительно обнял Наруто и, подкинув бедра ему навстречу, скрестил ноги за смуглой спиной. Ощущения изменились, и при каждом новом толчке его окатывала волна наслаждения, вызывая легкие, чуть различимые стоны. Упиваясь ими, Наруто ускорил темп, ритмично входя в податливое тело и терзая требовательными поцелуями нежную кожу светлой шеи.
Алкоголь давал о себе знать, и движения становились все более быстрыми и смазанными, Наруто с силой врывался в желанное тело, сбиваясь со взятого ритма, а Саске извивался под ним, стараясь насадиться еще глубже и зажимая истекающий смазкой член между их животами. Спустя мгновение он с хриплым стоном кончил, и, сделав еще несколько неровных движения, кончил и Наруто.

– АРМИЯ ТЬМЫ НА ПОДХОДЕ!!!
Саске дернулся и проснулся. Он лежал в смятой постели Наруто, который крепко обнимал его со спины, прижимая к себе.
– ЖИЗНЬ ЗА НЕРЗУЛА!!!
Что еще такое? Саске поднял всклокоченную сильнее обычного голову в поисках нарушителя спокойствия. Тот нашелся довольно быстро: ярко-оранжевый будильник на колесиках бегал по комнате по извилистой траектории и отчаянно выкрикивал фразы героев «Warcraft III».
– ДА СВЕРШИТСЯ ПРЕДНАЧЕРТАННОЕ!!! – продолжал истошно вопить будильник, прочертив изящную дугу вокруг стола.
Учиха покосился через плечо на Наруто – тот безмятежно спал, сладко посапывая. Аккуратно сняв с себя смуглую руку, Саске сел на постели. Бегать за орущим кусочком пластмассы не хотелось. Запустив руку под кровать, Саске нашарил пыльный тапок в виде лисьей морды и, хорошенько прицелившись, бросил его в улепетывающий будильник.
– ФРОСТМОРН ЖАЖДЕТ КРОВИ!!! – надрывался поверженный, опрокинувшись на оранжевый бочок.
Саске встал и, подняв крикуна с пола, выключил его.
7:30.
Бросив задумчивый взгляд на спящего Наруто, он решительно потянулся за брошенным на пол бельем – пора уходить.
Быстро умывшись, Саске вышел из ванной и столкнулся с Наруто, который выглядел совсем не заспанным.
– Сбегаешь? – серьезно спросил он.
– Мне пора, – уклончиво ответил Саске.
– Ясно… – тихо произнес Наруто и вернулся в комнату.
Саске пару минут стоял в узком коридоре, пытаясь осмыслить чувство, будто от его внимания ускользает нечто важное. Он слышал, как Наруто, немного повозившись, лег в постель, и тихо вошел в комнату.
Его мимолетный любовник лежал лицом к стене, с головой укрывшись одеялом и отчаянно делая вид, что спит. Быстро одевшись, Саске кинул на Наруто последний взгляд и вышел из квартиры.
Вчерашний дождь давно закончился, и по-осеннему хмурое, еще не проснувшееся солнце разглядывало свое отражение в больших зеркальных лужах. Саске подошел к своей машине и сунул руку в карман джинсов в поисках ключей. В кармане что-то хрустнуло. Изогнув тонкую бровь, он вынул все содержимое. Брелок с ключами, мелочь и мятая купюра в пятьсот йен.
– Сука, – прошипел Саске, сминая деньги и бросая их в лужу. – Четыреста йен за такси и сто – за задницу?!
Поймав удивленный взгляд случайной прохожей, парень замолчал, и, сев в машину, на скорости тронулся с места.
Застряв в огромной пробке, Саске раскурил сигарету и глубоко затянулся. В нем что-то сломалось. Сломалось давно и что-то очень важное, но почувствовал он это только вчера, находясь в неожиданном обществе пьяного белобрысого придурка, которому вот так, с разбегу, захотелось подарить целый мир…
– А он заплатил мне. Как шлюхе, – пробормотал Саске вслух, стряхивая пепел с сигареты.
Он мысленно убеждал себя тем, что напился, оттого и хотел близости с Наруто – не только физической. Он слишком долго был один и теперь, как изголодавшийся щенок, которому протянули кусок, начал радостно вилять хвостом и облизывать руку.
Докурив сигарету до фильтра, Саске привел в порядок разбушевавшиеся мысли. Сегодня он не будет работать – посетит могилу Итачи, скончавшегося от тяжелой болезни всего неделю спустя после их ссоры, и снова будет просить у него прощения. Потом займется машиной – уже давно пора поменять свечи. А завтра он снова начнет работать – с утра и до позднего вечера, чтобы не было ни сил, ни времени думать и вспоминать. И так каждый новый день не нужной ему жизни, пролетающей за окном такси.

…Выпал нежный первый снег. Еще с утра он припорошил холодную землю, белея пушистыми облаками. Ему нужно было забрать заказ – и вот он сидел в машине, глядя, как девушка в светлом пальто и с темными длинными волосами неуверенно идет к его машине.
– Хината? – с легкой улыбкой спросил Саске, едва девушка села в машину.
Пассажирка медленно повернулась и внимательно посмотрела на водителя.
– Учиха Саске-сан?
«Везет на пассажиров», – подумал Саске, разглядывая бывшую одногруппницу. Если принимать во внимание силу раздражения, которое у него вызывали все девушки в институте, то в сравнении с ними Хината ему даже нравилась – умная, тихая, скромная. И если в радиусе ста метров появлялся Узумаки – ужасно стеснительная.
– Рад встрече.
Разговор полетел. Хината упомянула, что вышла замуж за однокурсника Кибу, что Шикамару открыл свой бизнес, а сама она ведет бюджет в крупной рекламной корпорации. В груди Саске неприятно защипало:
– В «Конохе»?
Хината с улыбкой кивнула и добавила:
– Помнишь Наруто? Он тоже в «Конохе», на руководящем посту.
Саске перевел дыхание. Он уже давно признал, что поступил неправильно, слиняв от Узумаки утром. Он показал ему другую сторону жизни, отличную от его бессмысленного существования, и теперь это осознание не давало покоя, терзая душу воспоминанием теплого ощущения, что ты не один.
– Как он там? – тихо спросил Учиха.
Хината покачала головой и тихо ответила:
– Если честно, в последнее время не очень… Понимаешь, Наруто-семпай очень одинокий, не пускает в душу людей. Так было всегда, но сейчас его будто обидел кто-то. Тот, кому удалось проникнуть сквозь защиту натянутых улыбок в самое сердце, но он обманул надежды, – Хината печально улыбнулась и посмотрела куда то в пространство. – Быть может, это просто мои фантазии, но последнее время Наруто-семпай выглядит подавленным и молчаливым. Устраивает какие-то вечеринки, много пьет, приходит на работу поздно и помятым, с перепоя… Он не был таким.
Девушка замолчала. Молчал и Саске, зная, что именно он стал виновником всех бед, когда неосознанно испугался так быстро возникшей привязанности и поспешил смыться. Тем временем Хината заговорила снова:
– Мы сейчас едем в бар, где как раз гудит Наруто-семпай, – девушка отчаянно покраснела и тихо добавила: – Я хочу забрать Кибу, он очень быстро хмелеет…
Саске сжал руль, впиваясь пальцами в оплетку. Осознание того, что он сейчас может легко встретить Наруто, всего лишь проводив Хинату в злачном месте до супруга, повергло в шок. В любом случае, он все равно уже подумывал разыскать его и поговорить, правда, еще не решил, о чем. А тут такой случай…

В баре было шумно и ужасно накурено. Различив в общем гуле знакомый голос, Саске легким движением направил Хинату в нужную сторону и пошел следом. За низким столиком сидела большая компания, Наруто стоял с бокалом в руке и что-то громогласно вещал. Встретившись глазами с Саске, он замолчал и, медленно поставив на стол полный бокал, проговорил сквозь зубы:
– Какие люди…
Саске сдержанно кивнул и оглядел компанию – он знал их всех: вот гениальный лентяй Шикамару, уже изрядно пьяненький Киба, толстяк Чоджи, еще пара парней с потока, брат Хинаты – он учился курсом старше.
«Я зря пришел», – мелькнуло в черноволосой голове, но Наруто сделал шаг к нему навстречу и с ожесточенным лицом протянул руку для приветствия. Он изрядно осунулся, а алкоголем несло так, что Саске подумал, что сможет захмелеть лишь от запаха. Сделав над собой усилие, он пожал протянутую руку.
– О, ты носишь часы на правой руке?! – вдруг развязно спросил Наруто, резко поворачивая бледную руку так, чтобы видеть циферблат на запястье. – Подумать только, впервые вижу таксиста в часах за тысячу долларов!
– Ты пьян, – процедил Саске, вырвав руку из цепкого захвата.
– Или это подделка? – продолжал издеваться Наруто. – Оригинал, наверное, продал, надо же было жить на что-то, покинув президентское кресло в «Акацуки»! – он с ужасом осознавал, что его несет, но уже не мог остановиться, выплескивая всю горечь, что накопилась внутри: – Чего ты добился? Остался один и никому не нужен!! Только зря в могилу брата свел…
Удар. Покачнувшись, Наруто стер кровь с разбитых губ. Саске снова отвел кулак для следующего удара, но, подумав о чем-то, резко опустил руку и, развернувшись, вышел из бара.
В прокуренном помещении стало тихо. Боль отрезвила мгновенно, и Наруто, осознав, что наделал, быстро выпрямился и, бросив на стол несколько крупных купюр, подмигнул побледневшей от испуга Хинате и вышел следом.
Снег пошел снова, падая крупными хлопьями в желтоватом свете ночных фонарей. Саске – такой же одинокий и потерянный, как и он сам – стоял невдалеке спиной к нему, опершись локтями о парапет набережной, и курил, делая редкие глубокие затяжки.
Наруто вздохнул и, подойдя вплотную, обнял Саске со спины, уткнувшись носом в изгиб шеи и пачкая кровью разбитых губ воротник:
– Прости…
Он ожидал, что Саске оттолкнет его и, возможно, ударит снова, но тот молчал и не двигался, спокойно докуривая сигарету.
– Прости, слышишь?
– Поехали отсюда, – Саске щелчком отправил окурок в реку и повернулся к Наруто, вынуждая его разомкнуть объятья.
– Куда?
Саске пожал плечами:
– Домой.
Наруто зажмурился.
– Нет, Саске.
«Ну, да. А чего еще я ждал?» – подумал таксист, опустив глаза. Да, он признал, что ему нужен Узумаки, но нужен ли Наруто сам Саске?
Вспомнились синие печальные глаза в тесном коридоре маленькой квартирки, и Саске снова посмотрел на Наруто. Тот провел по бледной щеке кончиком пальца.
– Я не хочу, чтобы ты уходил по утрам, но и удерживать тебя не буду. Поэтому нет.
– Я не буду сбегать, – тихо, но твердо ответил Саске и аккуратно прикоснулся губами к разбитым губам. – Я действительно жалею, что ушел тогда. Прости.
Сверкнув в неярком свете фонаря дорогими часами на запястье, он взял Наруто за руку и уверенно потянул к машине.
– Пойдем. В любом случае, нам нужно поговорить.
Узумаки нехотя сел в машину. Саске нервничал, оттого и гнал как угорелый, резко притормозив у аптеки.
– Не убегай, – проронил он, блокируя двери в машине.
Наруто стиснул зубы и, прислонившись разгоряченным лбом к холодному стеклу, стал ждать Саске. Тот вернулся довольно быстро, сжимая фирменный аптечный пакет, и быстро сел на свое место.
– Закупился необходимым, чтобы «разговор» прошел «как по маслу»? – презрительно процедил Наруто.
– Ты придурок, – спокойно констатировал Саске, доставая из пакета антисептические салфетки и ранозаживляющую мазь. – Иди сюда.
– Не стоило. Да я и сам могу.
– Повернись, – уже тверже произнес Саске.
Наруто устало поставил лицо, сразу же ощутив, как прохладная влажная материя коснулась его губ. Учиха аккуратно стирал уже подсохшую кровь с собственноручно разбитых им губ, замечая, как ранки тут же расходятся и начинают кровоточить, как только Наруто пытается что-то сказать.
– Помолчи… – Саске раскрутил тюбик с мазью и осторожно нанес ее на губы. – Жжет?
Наруто отрицательно помотал головой и произнес что-то вроде раздраженного «спасибо».
Саске завел машину и свернул на улицу, ведущую в другой конец города от дома Наруто. Пассажир устало приподнял светлую бровь:
– Ну, и куда мы едем?
– Ко мне.
– Зачем?
– Чтобы ты был уверен, что утром найдешь меня там же, где и вчера, – не отрывая взгляда от дороги, ответил Саске.
Наруто немного помолчал и с печальной улыбкой спросил:
– А если я захочу уйти?
Учиха картинно повел плечом и как бы между прочим ответил:
– Не отпущу.
Узумаки фыркнул и снова стал наблюдать за дорогой.

Саске открыл дверь и, пропустив Узумаки вперед, тихо позвал:
– Шисуи…
Наруто заметно напрягся.
– Мяу! – донесся тихий ответ, и из комнаты в коридор, сверкая зелеными глазами, вышел короткошерстный белоснежный кот с умильным медальоном в виде отпечатка лапы на шее, но высокомерным выражением на морде.
– Поверить не могу! – воскликнул Наруто. – Учиха Саске – кошатник!
– Ненавижу кошек, – прошептал Саске. – Это кот Итачи, пришлось забрать, когда его не стало. Проходи.
Саске хлопком ладоней зажег свет в одной из двух комнат.
Черный ламинат. Белые стены. Низкая двуспальная кровать с белыми и черными подушками. Отделанная черным деревом стена за спинкой кровати. Черная драпированная штора от пола до потолка. Низкий стеклянный столик и пара низких белых кресел на длинных перекрещенных металлических опорах. Мягкий рассеянный свет, льющийся непонятно откуда. И кот, по-королевски лежащий в кресле, больше смахивающий на предмет интерьера, чем на домашнего любимца.
– Хай-тек… – задумчиво пробормотал Наруто, оглядывая комнату. Интерьер стоил немалых денег, заработанных Учиха еще в «Акацуки».
– Ты голоден?
Узумаки отрицательно покачал головой.
– Душ налево по коридору, – немного скованно произнес Саске, стягивая с себя темный джемпер.

Обернув бедра светлым полотенцем, Наруто вышел из душа. Постель черного шелка была разобрана – очевидно, для него – и он, сняв импровизированную одежду, лег на ее край, отвернувшись к стене и до пояса укрывшись одеялом. Судя по доносившимся звукам, Саске возился на кухне, а потом пошел в душ.
Спустя несколько минут Наруто почувствовал, как Саске присел на противоположный край кровати и, помолчав немного, тихо произнес:
– Если тебе неприятно, я могу уйти в другую комнату…
Узумаки молчал, и, уже собираясь подниматься и уходить, Саске услышал твердый ответ:
– Останься.
Учиха закрыл глаза и медленно выдохнул, после чего снял халат и, опустившись на кровать на некотором расстоянии от Наруто, хлопнул в ладони, выключая свет.
– А я, как дурак, искал выключатель. – Наруто повернулся. В тусклом свечении напольной подсветки Саске различил его улыбку и улыбнулся сам.
– Ты мог спросить.
Наруто немного помолчал и, скрыв улыбку, задумчиво спросил:
– Саске, ты, кажется, поговорить хотел… Или мы уже все обсудили?
– Я сказал все, что хотел… – не слишком уверенно ответил Учиха.
– Тогда, может быть, уже сделаешь то, ради чего ты притащил меня сюда?
Поймав непонимающий взгляд Саске, Наруто улыбнулся – не натянуто широко, а мягко и нежно – и откинул одеяло.

Наруто сидел на кровати, прислонившись спиной к спинке у изголовья и запрокинув голову, и старался не схватить черноволосую голову, чтобы одним движением бедер проникнуть глубоко в глотку, отчего приходилось комкать в руках черные гладкие простыни и терпеть мучительно сладостные неторопливые касания языком возбужденной плоти. Саске удобно расположился между его раздвинутых ног и нарочито медленно обводил языком головку, изредка обхватывая ее губами и тут же отпуская, и ласкал смазанными пальцами вход. Опытное тело не требовало тщательной растяжки, и Саске просто забавлялся, доводя Наруто до исступления сладкой пыткой, но не позволяя кончить.
– Хватит… – хрипло простонал тот и, резко оттолкнув Учиха и опрокинув его на спину, оседлал светлые бедра.
Наруто закрыл глаза и, закусив от предвкушения нижнюю губу, направил член внутрь себя. Долгожданное проникновение было медленным, не почувствовав особого дискомфорта, он посмотрел на Саске и начал двигаться, быстро наращивая темп.
Наруто чуть наклонился, взял бледные руки в свои и, переплетя пальцы, прижал их к кровати, сильными движениями смуглых бедер глубоко насаживаясь на член.
«Что за парень… – подумал Саске, отвечая на требовательный поцелуй. – Даже будучи сэмэ, я чувствую себя пассивом!»
Учиха дернулся и с усилием подмял Наруто под себя, и, поцеловав, перевернул его на живот – Узумаки послушно встал на четвереньки и прогнул крепкую спину. Чуть раздвинув подтянутые ягодицы, Саске одним движением вошел на всю длину и, легонько хлопнув по влажной от пота коже, начал быстрые короткие толчки. Наруто неосознанно потянул левую руку к члену, опираясь всем весом на правую, но Саске перехватил ее и хрипло произнес:
– Я хочу, чтобы ты кончил, не касаясь члена.
Наруто молча вернул руку на кровать, опустив голову и прогибаясь сильнее в спине. Под ускоряющимися толчками колени скользили на шелковых простынях, и ноги еще сильнее разъезжались в стороны, лишая возможности отвечать на движения Саске, который мысленно проклинал себя за излишнюю самоуверенность и обещал записать себя в пожизненные уке, если не совладает с излишне темпераментным Наруто. Саске дернулся – колено скользнуло по шелку – и, потеряв равновесие, приложился грудью о влажную смуглую спин у, опираясь на вытянутые руки по обе стороны от Наруто, прижимая его к кровати своим весом.
Распластанный по постели Наруто закусил губу – Саске мягко покусывал чувствительный изгиб шеи, а истекающий смазкой член заскользил по шелку в такт ритмичным толчкам.
Еще пара рваных движений, и Наруто протяжно застонал, уткнувшись лицом в обтянутую черным шелком подушку. Через мгновение с коротким стоном кончил и Саске, услышав хриплое:
– П**дец твоим шикарным простыням.

…Мало кто удивился, когда у коммерческого директора «Конохи» появился личный водитель. Куда больший интерес вызывала персона водителя – молодой красивый мужчина с чуть заметной сединой и дорогостоящим гранатовым перстнем канувшей в Лету семьи, управлявшей известной корпорацией. Особенно разогрели общественное любопытство слухи о том, что эти двое живут вместе, не опровергаемые ни водителем, ни самим Наруто. Накал сплетен и страстей пришелся на январь – после новогоднего отпуска коммерческий директор рекламной корпорации вернулся с тонким обручальным кольцом из платины с четким иероглифом «веер»; на водителе было замечено такое же, с иероглифом «вихрь».
– Саске-сан, – обратилась к водителю девушка из отдела кадров.
Саске повернул голову, показывая, что слушает.
– Ваше кольцо… Вы женаты?
Учиха с едва заметной улыбкой посмотрел на руку:
– Что-то вроде этого.
– Значит в вашем личном деле ошибка, – разочарованно произнесла девушка. – Пожалуйста, принесите ваше свидетельство о браке, и я внесу коррективы.
– О, если вы об этом, то такие браки не регистрируют, – Саске улыбнулся, глядя куда-то за спину сотрудницы. – Да, Наруто?

@темы: Фанфик, Рейтинг: NC-17, Mini

Комментарии
2011-08-16 в 18:51 

svitki
мультифэндомное сообщество
Ека Пантера, во-первых, спасибо огромное за вклад в наше сообщество. :)
События фанфика развиваются довольно быстро и в некотрых моментах хочется добавить что-то еще. Например в сцене, где Наруто и Саске впервые встречаются, чувствуется нежелание Учихи говорить о себе и тем более идти куда-то с кем-то. Но это исключительно мое мнение.))) Ваш тип героя тоже имеет право на жизнь.
Еще раз хочу поблагодарить за активность и выставленную работу.
Желаю Вам успехов и жду новых интересных фанфиков!

URL
2013-01-17 в 18:57 

TehanuTerru
ЖИЗНЬ ЗА НЕРЗУЛА!!!
Да вы издеваетесь!! ;DDDDD Я ж только настроилась!.. Премного извиняюсь, но на этом моменте я ржалЪ как конь))))

Эх... А потом... Получилось очень, очень трогательно и животрепещуще. Но в то же время как-то умиротворенно, что ли?.. В общем, здорово. Спасибо, мне понравилось.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная