Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Свитки

21:53 

*100-й свиток*

Rudaxena
На третьем месте любовь к животным, на втором - просто любовь, на первом - Лотман (с.)

Размещение: с разрешения автора


- Вот что значит настоящая любовь, - всхлипнула Нанао и аккуратно утерла глаза платочком.
Главнокомандующий Ямамото заранее был извещён о внеплановом чрезвычайно важном заседании ЖАШ, результате чего каждая представительница прекрасной половины шинигами получила отгул и разрешение провести день на Грунте как «непременном месте сбора». Получив выходной, участницы заговора закупились шампанским, мороженым и направились к Орихиме смотреть «Титаник».
Вечерний сеанс превзошел все ожидания: слезы текли рекой, носовые платки закончились, и в ход давно пошли салфетки и кухонные полотенца. Инуэ, утирая слезы, с умилением наблюдала, как сильные женщины мира сего, обнявшись, ревут в голос и клянутся, что Ди Каприо – лучший мужчина на свете. Всеобщему безумию не поддалась лишь волевая Сой Фон, но и она, с трудом сдерживая трясущиеся губы, быстро ретировалась в кухню, пробормотав что-то вроде «Мне надо срочно поймать и погладить кота». Орихиме хотела сказать, что кот уже давно спит на балконе, но, услышав из кухни недвусмысленные всхлипы, решила, что под присягой подтвердит, что кот в это время сидел около холодильника и именно он и рыдал навзрыд.
- Какая же все-таки прекрасная штука – телевизор, - подвела итоги вечера Исане. – Надо нам в палатах поставить, - и, покраснев, робко посмотрела на Унохану. Унохана прониклась и заверила своего лейтенанта, что поговорит об этом с главнокомандующим сразу же, как только они вернутся.
- Матсумото, ты скоро? Мы уже уходим.
- Идите без меня, - живо откликнулась Рангику. – У нас тут с малышкой есть кое-какое дело. Ну, вы понимаете, мальчики и все такое.
Ни одна из шинигами теперь не стала бы мешать врачеванию ран сердечных, а потому было решено, что Матсумото – молодец и надо скорее оставить их в покое.
Орихиме была немного озадачена. Когда за последней гостьей закрылась дверь, она робко спросила:
- Эээ… А что мы будем делать?
- Как что? – изумилась Матсумото, притягивая непочатое ведёрко с мороженым и усаживаясь поудобнее. – Смотреть телевизор, конечно же!


- И не надо тут стоять под дверью, ясно?! Мужланы! – дверь с треском захлопнулась прямо перед носом Ренджи.
Он недоуменно оглянулся на Шухея и Киру. Но помощи ждать было бесполезно: они и сами были озадачены не меньше.
- Матсумото, что на тебя нашло? – вкрадчиво поинтересовался Ренджи, приникнув ухом к двери и удостоверившись, что Рангику всё ещё там. – Мы ж не с пустыми руками. Саке принесли, как обычно всё…
- Саке они принесли! – дверь яростно распахнулась. – А цветы где? А конфеты? К девушке, между прочим, идёте! Мы их тут с моими бугорочками развлекаем, обеспечиваем приятную беседу, а они!.. Хоть раз бы знак внимания какой оказали! Из вас хоть один спросил, когда у меня день рождения? Через неделю вообще-то!
С каждым её словом несчастливая троица пятилась всё дальше. Им и в голову не приходило, что Матсумото нравится вся розовая женская ерунда, они привыкли проводить вечера за бутылочкой саке, а тут такое…
- Кошмар! – Рангику сурово уперла руки в боки. Ренджи не выдержал:
- Да что вы там такое делали сегодня на грунте?! Половина рыдает, вторая половина вздыхает, а ты на нас кричишь! Хинамори сказала, там какое-то кино было, что вы такое смотрели?
- Передачу про природу! – рявкнула Матсумото и снова захлопнула дверь – теперь уже наверняка.
Разведка в лице Киры доложила, что Рангику направилась в спальню, ворча «Я вот, может, подснежников хочу, а хоть бы кто поинтересовался».
Повисла гнетущая тишина. Матсумото добилась своего: Ренджи, Шухей и Кира ощутили себя негодяями, забывшими, как вести себя с женщиной.
- Подснежники, значит, - пробормотал Абарай, колупая пальцем дверной косяк. В голове у него зародилась смелая идея. – Пошли ко мне, что ли, чего саке пропадать… Может, придумаем чего.


Орихиме взвизгнула, когда в окне неожиданно замаячила растрепанная тень.
- А-Абарай-кун… Уже так поздно. Что-то случилось? Что ты здесь делаешь?
Ренджи не мог терять ни минуты. Спрыгнув с подоконника, он схватил Инуэ за плечи и приступил к допросу:
- Матсумото была у тебя вчера?
- Даааа, была… Тут все были… Ты меня пугаешь, Абарай-кун!
- Что вы делали?
- Мы ничего не делали! Ничего плохого… Смотрели телевизор. Кино про любовь…
- Про любовь?
- Да, а потом все ушли, а Рангику-сан осталась. И мы… опять смотрели телевизор, там была передача про природу, про подснежники…
- Подснежники! Так вот откуда! – возликовал Ренджи и скрылся в окне, оставив Инуэ стоять посреди комнаты с открытым ртом.


Ичиго привык всегда быть настороже. Поэтому, когда из темноты отделился силуэт и решительно направился к нему, изо всех сил приложил незваного гостя об стену.
- Идиот!!! Куросаки, ты что творишь, это я!
- Это ты идиот! Чего крадешься ночью! Чего ты ко мне домой припёрся, ещё и без гигая! – зашипел Ичиго и вдруг резко посерьезнел. – Пустые? Где? Что случилось?
- Эээ, неее, - протянул Ренджи, почесывая затылок, и по-хозяйски плюхнулся на кровать. – Дело у меня к тебе. Деликатное.
Ичиго напрягся. Деликатность никогда не была его сильной стороной, ему проще с хулиганом подраться.
- Это тебе к Ишиде надо, он вон весь какой… деликатный…
- Что ты знаешь о подснежниках?
Вопрос поставил Ичиго в тупик. Деликатность в сочетании с подснежниками представлялась чем-то пугающим.
- Нууу… Они растут под снегом. А что?
- Под снегом! – Ренджи просиял. – Ты настоящий друг! Мне нужны подснежники.
- Зачем?! Умом тронулся? Где я тебе снег возьму? Ты в курсе, какой сейчас месяц?
- Логично, - Ренджи задумался. – Без снега никак, да? Слушай, я вот что придумал…


- Вы серьезно? – Хитсугая недоверчиво смерил взглядом троих лейтенантов, заявившихся к нему с утра пораньше.
- Да, тайчо.
На секретном ночном совещании лейтенантами третьего, шестого и девятого отрядов был разработан план задабривания Матсумото. Быть отлученными от общества шикарной женщины невыносимо для настоящих мужчин! Ключевую роль в миссии играли подснежники. И Ренджи, приняв на себя командование маленькой коалиции, с энтузиазмом принялся приводить план в действие. С утра пораньше Хинамори была вручена самая большая коробка шоколадных конфет, какие Абарай только смог выпросить у Ичиго, и отдано приказание немедленно пойти к Матсумото и съесть их. Причем желательно есть их как можно дольше, запивая красным вином, которое Ренджи, рискуя здоровьем, стащил из поместья Кучики.
Путь к капитану десятого отряда был свободен. Ренджи ликовал.
- То есть вы не шутите? – ещё раз уточнил Хитсугая.
- Нет, тайчо!
- Вы. Хотите. Чтобы. Я. Вам. Сделал. Снега?
- Да, тайчо!
- Зачем?
- Мы не можем сказать, тайчо… - промямлил Кира. На совещании было решено ни при каком условии не ставить капитана Хитсугаю в известность, поскольку Матсумото на то и женщина, чтобы обо всем догадываться с полуслова. Вдруг капитан не сможет сохранить тайну? Нельзя так рисковать!
- Вы смеетесь надо мной! – вспыхнул Тоширо. – Я вам кто, мальчик на побегушках?! Зачем вам снег? Это Гин что-то задумал? Но при чем тогда здесь вы двое? Или Тоусен? Или… Кучики? Но два лишних лейтенанта все равно остаются!
- Нет, тайчо, нам… для своих нужд… Пожалуйста, нам немного, что вам стоит…
- Да вы издеваетесь! – взревел Хитсугая. – Какие ещё свои нужды, что за тайны?! Дураком меня выставить хотите? Хёринмару не игрушка! А ну уходите!!!
Надежды Ренджи, Шухея и Киры рушились на глазах. Юный вспыльчивый капитан так разбушевался, что выволок их на порог и хлопнул дверью так, что щепки полетели по сторонам.
- Ай, - поморщился Кира. - Мне щепка в ногу воткнулась. Не выйдет ничего.
- Ага, - вздохнул Шухей. – Кто же думал, что он такой нервный? Не достанем мы снега…
- Ну уж нет, - Ренджи был настроен более чем решительно. – Я не сдамся. Мы достанем эти чертовы подснежники!


Хитсугая нервничал.
Он стал плохо спать. Два раза уже приходилось посылать офицера в четвертый отряд за успокоительным, а Матсумото с каждым днём все больше и больше квохтала вокруг него, причитая, что её бедный маленький капитан стал совсем бледным.
Бледным, как снег.
СНЕГ!!!
Сколько можно?!
Уже третий его день начинался с того, что к нему приходил свихнувшийся Абарай и просил сделать снега. Причем лейтенант шестого отряда усиленно избегал Матсумото и подкарауливал Хитсугаю исключительно в тех местах, где тот наверняка был один.
Тоширо стал шарахаться от собственной тени.
В последний раз ему пришлось выхватить Хёринмару и начать угрожать Абараю жестокой расправой, на что тот отреагировал странно: просиял и воскликнул что-то про снег. Чёртов снег! На шум сбежалась половина отряда и застала капитана исступленно вопящим и превращающим в лёд всё живое на своём пути. Неизвестно, как, но Ренджи в суматохе удалось незаметно ретироваться.
Надо было сразу дать этим безумным лейтенантам то, чего они хотят, и благодарить Ками, что Матсумото здорова рассудком. Но теперь гордость не позволяла Хитсугае сдаться.
Отхлебнув ромашкового чая, он направился из кабинета куда глаза глядят. Вот уже полдня Абарай не появлялся, и Тоширо хотелось и вечер встретить в тишине и спокойствии.

- Ааааа, Тоширо-кун! Я так рад тебя видеть! Проходи-проходи, у меня тут для тебя припасены леденцы! – расцвёл Укитаке.
- Почему ты такой мрачный? Что-то стряслось? Ну же, не пристало капитану ходить угрюмым, что подумают подчинённые? Они будут беспокоиться! Вот, возьми красненький…
Хитсугая невидящим взглядом смотрел в чашку и слушал болтовню капитана тринадцатого отряда. Укитаке всегда был рад его видеть, всегда кормил его вкусностями, признаться в любви к которым не позволяла гордость, всегда развлекал его. Тоширо пожалел себя и взял с подноса большой вкусный пончик. Укитаке сиял: сегодня его юный друг не отказывается от угощения! И не просто не отказывается, ещё и уплетает за обе щёки! Нужно запомнить и попросить Рукию привезти с Грунта побольше таких пончиков…
- Чтоб тебя! – Хитсугая подавился чаем и громко закашлялся. В окне отчётливо маячила до боли знакомая рыжая прядь волос.
- Тоширо-кун! – забеспокоился Джууширо.
- Что здесь делает Абарай?!
- О, Абарай пришёл прямо перед тобой, к Рукии-тян… Но её не было, и он ушёл!
- Он здесь!
- Нет-нет, я сам видел, как он ушёл! Зачем бы ему возвращаться? Тебе показалось, Тоширо-кун, ты устал! Скушай ещё пончик, смотри, какой вкусный.
Хитсугая отрешённо жевал пончик и думал, каким же надо быть идиотом, чтобы не суметь надёжно спрятаться и мозолить глаза даже тогда, когда ты хочешь, чтобы тебя не видели.
Ренджи, в свою очередь, посмеивался и думал, что капитан Хитсугая решил, что он не умеет прятаться. На самом деле Абарай хотел, чтобы его видели и знали, что без снега он не уйдёт.
Он возьмёт эту твердыню приступом.


В отряд Хитсугая вернулся совершенно разбитым и тотчас же улегся на кушетку, размышляя, в каких муках Абарай отправится к Ками, когда они в очередной раз встретятся.
- Капитан! Вы заболели?! – ворвавшаяся Матсумото мгновенно навела много шума и принялась активно заботиться о своем капитане.
- Матсумото, можешь идти домой. Все хорошо.
- Нет-нет, ну какой же «хорошо»! Я же вижу! Женское чутьё не обманешь! – в доказательство Рангику воинственно ударила себя в грудь, отчего грудь начала плавно и умиротворённо покачиваться.
- Матсумото, я…
- И слышать ничего не хочу! Сейчас я о вас позабочусь! Вот одеяло! Вот чай!
Хитсугая, обмотанный одеялом, лежал, уткнувшись в подушку и тяжело вздыхал.
- Смотрите, что я вам принесла! Зефир! Ну-ка, откройте ротик…
- Матсумото!..
- Хорошо-хорошо, не буду. Возьмите сами! Смотрите, какой он свежий, красивый, беленький…
«Прямо как снег», - обречённо подумал Хитсугая, проваливаясь в сон.


Капитан Кучики ещё раз внимательно перечитал записку, доставленную утром подозрительно весёлой Матсумото.
«Капитану шестого отряда Кучики Бьякуе
От капитана десятого отряда Хитсугаи Тоширо.
Прошу усмирить вашего лейтенанта. В противном случае я за себя не ручаюсь».
Бьякуя с интересом посмотрел на Абарая.
- Ренджи, как ты это объяснишь?
- Всё совсем не так, тайчо!
- Так расскажи же мне, как. И расскажи заодно, что в ящике твоего стола делает древняя рукопись по цветоводству, пропавшая из моего поместья.
- Тайчо, меня подставили!
- Вот как?
- Спросите любого, я уже несколько дней не приближался к капитану Хитсугае!
- Так чем же он недоволен?
- Никак не знаю, тайчо!
- А рукопись?
- Это не я, тайчо!
- А кто?
- Капитан Хитсугая, тайчо!
Бьякуя посмотрел на подчинённого так, что у того кровь застыла в венах и внутренности съёжились, предчувствуя встречу с лепестками Сенбодзакуры.
- Ты утверждаешь, что это дело рук капитана Хитсугаи? И записка не имеет никаких оснований? Так чем же ты можешь объяснить его поведение?
- Он пьян, тайчо!
Бьякуя удивился.
- Капитан Хитсугая?
- Да, тайчо! Вот пятно от саке на записке!
- Ренджи, мы оба знаем, кто принёс эту записку. И что он любит выпить.
- Матсумото больше не пьет! Честное слово, тайчо, она… на диете, вот! Вы же знаете, что для женщины значит диета?
- Мммм, знаю. Хорошо, Ренджи, иди. Но ещё одна жалоба – и я займусь этим. Я поговорю с капитаном Уноханой о здоровье капитана Хитсугаи.
- Так точно, тайчо! – Абарая как ветром сдуло.
Коварный капитан Хитсугая! Знает слабые места Абарая. Да и с рукописью Ренджи сглупил, надо было спрятать её у Шухея…
Знала бы Матсумото, на какой риск он пошёл ради неё!
Женщины, женщины!..
Но Ренджи не сдастся.

- Матсумото, прекрати!
- Не прекращу! И не спорьте, капитан! Женское сердечко чувствует, что вы нездоровы! Я уже отправила адскую бабочку в четвёртый отряд!
- Что? Зачем?!
- Вас вылечат, капитан, будете как новенький! Но придётся подождать. Хотите пока прилечь у меня на груди? Она мягкая и теплая, вам станет лучше, вот, потрогайте…
- Матсумото!!!


- Ренджи, ты уверен, что нам стоит туда идти? – недоверчиво спросил Кира, волочась вместе с Шухеем за Абараем, решительно вышагивавшим в сторону десятого отряда.
- Я слышал, капитан Хитсугая уже твоему написал. Ты не огребёшь за это? – поддакнул Шухей. – Ну что ты упёрся, принесём ей других цветов, конфет, духи какие-нибудь.
- Нет! – отрезал Ренджи. – Матсумото сказала, что хочет подснежников! Что мы, не мужики, что ли? Вот пойдем и поговорим сейчас по-мужски с капитаном Хитсугаей! И пусть Матсумото знает, что нам на неё не плевать!
- Но у неё уже сегодня день рождения, Ренджи, подснежники не успеют вырасти…
- Успеют! – рявкнул Абарай, врываясь в служебные помещения десятого отряда.
- Где капитан?! – схватил он за шиворот пробегавшего офицера.
Тот начал заикаться от ужаса.
- О-он в д-дальней комнате, с Матсумото-фукутайчо… Туда как раз Хонотару идёт из четвёртого, вон, впереди. Капитану прописали какие-то соляные компрессы…
- Спасибо, - проревел Ренджи и пустился догонять маячившего впереди офицера четвёртого.
Тот как раз открывал дверь в комнату, где его поджидали укутанный и обложенный сладостями Тоширо и Рангику.
- Здравствуйте, тайчо… Капитан Унохана прислала вам успокаивающий и согревающий соляной компре…
Договорить он не успел, потому что на пороге внезапно выросли Ренджи, Кира и Шухей и сбили несчастного с ног. Поднос, что он держал в руках, картинно взмыл в воздух, изящно перевернулся пару раз, красуясь полированными боками, и ринулся вниз, рассекая облако поднявшейся в воздух соли.
В кабинете повисла немая сцена.
Хитсугая затравленно и яростно смотрел на входящих, Матсумото приготовилась до последней капли крови защищать своего «бедного птенчика», Кира смущённо утих, Шухей закашлялся от соли, а Ренджи набрал в грудь побольше воздуха, чтобы попросить Матсумото выйти и изложить, наконец, капитану суть проблемы…
Но всех опередил Хонотару.
Восхищённо взирая на толстый искрящийся слой соли, которым был покрыт весь пол кабинета, стены, мебель и сам Хонотару, он с восторгом прошептал:
- Как красиво… Прямо как снег.
- СНЕГ?!!!!!!!! – взревел Хитсугая, вскакивая с кушетки и яростно разбрасывая кучу одеял. – Снега вам надо, да?! Снега?! Сейчас я вам покажу, «снега»!!! Хёринмару!!!


Никто из обитателей Общества душ не понял, отчего разверзлись небеса и на землю спустился снежный смерч. Снегом было покрыто всё и вся: кто-то молил откопать его, кто-то не мог покинуть жилище, кто-то причитал, что близится конец света, что снежная смерть пришла за несчастными душами.
- Капитан! Капитан!!! – Металась Матсумото по снежной пустыне, в которую превратилось не выдержавшее веса снежной массы здание десятого отряда. Наткнувшись на отряхивающегося Ренджи, она схватила его за грудки:
- Что вы наделали, а?! Что вам надо от моего капитана! Подожди, я вытрясу из вас всю душу!
Ренджи плохо соображал, перед глазами то и дело вспыхивали цветные пятна: увязнув в снегу, он крепко приложился головой об услужливо выпирающую балку. Он же победил, он добыл снега для Матсумото, так почему же она трясёт его и ругается так, что даже у него щеки краснеют?
- Матсумото… - в нескольких метрах от них большой сугроб заходил ходуном и осыпался, открывая взору растрёпанного и продрогшего капитана десятого отряда.
- Капитан! – Рангику мгновенно отпустила Ренджи и ринулась на помощь своему тайчо. Не добежав пару шагов, она внезапно остановилась, умильно сложила руки на груди и проворковала:
- Такой миленький… Маленький, хрупкий, беленький, только что из-под снега. Настоящий подснежничек!
Хитсугая от возмущения открыл рот, но не успел ничего сказать, потому что Кира, Ренджи и Шухей подхватили Матсумото на руки и наперебой начали кричать «С днём рождения!»
Рангику так растрогалась, что пустила слезу и подарила каждому из дарителей сочный и горячий поцелуй в щёчку.

Через неделю в Обществе душ из-под снега робко выглянули первые подснежники.

@темы: Фанфик, Рейтинг: PG-13, Манга "Блич", Mini

Комментарии
2011-11-06 в 22:06 

svitki
мультифэндомное сообщество
Rudaxena, приветствую в качестве нового автора сообщества.
От души благодарю за чудесную работу.
Замечательно удалось описать "суровую действительность" женского образа мысли и отчаянное рвение сильной половины сделать все ради мира во всем мире )))
А капитан.. очень канонный. Прекрасная работа.
Желаю Вам творческих успехов! :)

URL
2011-11-06 в 22:11 

Rudaxena
На третьем месте любовь к животным, на втором - просто любовь, на первом - Лотман (с.)
svitki, спасибо большое)))
Даа, чего не сделаешь, чтобы отстоять звание настоящего мужчины :laugh:
Рада познакомиться ^^

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная