Свитки

17:45 

*101-й свиток*

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)



Предыдущие главы: [Пролог]; [Глава I]; [Глава II]; [Глава III]; [Глава IV]; [Глава V]; [Глава VI]; [Глава VII (I)]; [Глава VII (II)]; [Глава VIII]; [Глава IX]; [Глава X (I)]; [Глава X (II)]; [Глава X (III)]; [Глава XI]; [Глава XII]

Туннель коридора основного офиса «IS» прямой стрелой упирался в огромное окно, выходящее как раз на восток, и когда с утра вставало солнце, коридор освещался ярким, разломанным на кусочки светом, проникающим сквозь неплотно прикрытые жалюзи. Будто кто-то разбил зеркало и выпустил на волю несколько солнечных зайчиков.
Сейчас Саске нужна была именно такая обстановка – тихая и спокойная, чуть разбавленная утренней суетой, как прохладный мохито ромом. Нужно было собраться с мыслями, привести себя в порядок и взяться за анализ доказательств – его ждало нелегкое уголовное дело, связанное с подделкой документов.
Но он злился... безумно злился на себя за вчерашнее слабоволие. Итачи был прав – он вел себя как ребенок, как неоперившийся птенец, которого выпустили из гнезда на свой первый полет, а он сразу же упал, едва взмахнув крыльями. Он так и остался лежать на земле, бессмысленно проклиная всех и вся за собственное падение. А надо встать, как бы тяжело это не было, встать и продолжать тренироваться с гордо поднятой головой. Нужно восстановить из праха сгоревшее самоуважение, вновь возвести рухнувшую стену неприступности и возродить желание показать миру, что он чего-то стоит.
И только тогда неуверенные трепыхания в воздухе птенца вскоре превратятся в уверенный полет... кого? Саске неуверенно дотронулся до подвески в виде летящего ворона – он её никогда не снимал, даже во время сна, хотя иногда своенравный шнурок неприятно обвивался вокруг горла, создавая иллюзию удушения.
Это скрытная птица, осторожная, прячущая в себе натуру хищника. Он купил эту проклятую подвеску, потому что думал, что таким образом сможет быть похожим на своего брата.
Он ошибся.
Дотронувшись до ворота рубашки, чтобы ослабить галстук, юноша поморщился, когда пальцы задели спрятавшийся под тканью шнурок подвески – он так и не смог заставить себя снять её. Он должен психологически преодолеть эту неудачу и сделать всё возможное, чтобы «вернуть себе лицо».
Словно кровь из маленькой ранки, раздражение просачивалось наружу быстро, тяжелыми густыми каплями заволакивая глаза. У его раздражения было имя – оно всплыло из глубин памяти, обретя очертания.

- Учиха Саске, адвокат «IS», рад знакомству. Надеюсь, сегодняшнее состязание будет для обоих сторон плодотворным, - он протянул руку в знак приветствия, медленно кивнув.
Невооруженным глазом было видно, насколько стоящий напротив блондин был потрясен такой развязкой: он выпучил глаза, с недоверием уставившись на внешне спокойного брюнета, в пух и прах разбившего его попытку вывести его из себя.
- Узумаки Наруто, помощник прокурора...


- Да он же урод! – яростный крик, разбив благодатную тишину, отскочил от стен и с акустической точностью разнесся по всему помещению. В тот же момент ближайшая дверь распахнулась и оттуда разъяренной фурией вылетела Ино, и судя по учащенному дыханию и размазанной вокруг глаз туши, она находилась в состоянии тихого бешенства. Яманака быстрыми шагами направилась в конец коридора, даже не заметив брошенного на свою персону ироничного взгляда Саске.
- Убью скотину! – напоследок зло выкрикнула девушка, и с этими вырвавшимися будто бы прямо из души словами, хорошенько треснула об косяк дверью дамской комнаты.
И тишина опять вступила в свои законные права.
- А день так хорошо начинался, - из распахнутого нараспашку кабинета медленно вышел Шисуи и, бросив взгляд на прислонившегося к стене юношу, хмуро проворчал: – Доброго утра желать не буду – оно уже испорчено и для меня, и для тебя, и для всех без исключения.
- У нас по телевизору закончилась очередная мыльная опера? – скептически поинтересовался Саске.

- Можно сказать и так. Ты хоть в курсе происходящего? – Саске отрицательно мотнул головой. – А, да, тебя же вечером не было... В общем, не вдаваясь в подробности, интриги и скандалы, излагаю краткий сюжет нашей оперы – слушай внимательно, повторяться не буду.
Из Токийской коллегии адвокатов к нам поступило задание о предоставлении защиты одному лицу, на которого прокуратура собирается повесить нехилое обвинение по совокупности преступлений. После изучения материалов мы поняли, что дело это – дохлее не бывает. Все доказательства собраны, все – против него. Итачи со мной вчера посоветовался, и мы на пару решили, что овчинка выделки не стоит, и сошлись на тактике «мы не будем активно вмешиваться, пока сторона обвинения соблюдает закон».
Таким образом, исходя из формального представления защиты, задание было отписано Ино. Да, не смотри на меня таким взглядом, она специалист по гражданскому праву, но в этом деле всё черным по белому расписано, большого ума в премудростях уголовного процесса иметь не надо!
Но... сейчас у нас назревает небольшая проблема. В процессе вчерашнего допроса этот... маньяк сознался во всем, рассказал про все свои преступления, в подробностях описав, как он насиловал подростков, а его жертвами были несовершеннолетние, и как после совершения полового акта убивал их – резал на куски и закапывал на разных кладбищах, преимущественно в свежих могилах, чтобы сторожа не заметили, что земля разрыхлена. А потом... следователь всерьез перепугался, что обвиняемый не доживет до конца допроса, потому что адвокат явно держал себя из последних сил, чтобы самому не совершить над убийцей-насильником акт правосудия.

- Я надеюсь, у неё хватило ума не бросаться на обвиняемого прямо на допросе? – Саске невольно припомнился вчерашний подзащитный.
- Не ум держит человека в руках, но психологическая выдержка. В силу своих профессиональных обязанностей ты, как адвокат, должен уметь контролировать себя лучше других, даже если твой клиент – последний из негодяев, который переубивал кучу детворы и гордится этим, - тяжело вздохнул Шисуи. – А пока... у нас есть успокоительное?

Вечер того же дня. Прокуратура.

- Если мы не сдадим цифры для месячного отчета до завтрашнего утра, общий надзор * обещал нас покарать, - среди шуршания бумаг и непрекращающейся барабанной дроби послышался напряженный голос Наруто, а вслед за ним – стук брошенной трубки на базу телефона.
- Каким способом? – задумчиво поинтересовался Шикамару.
- Забрать ксерокс из кабинета.
- В следующий раз скажи им, что у них назревает серьезный кризис фантазии – они нам третий месяц грозятся этим аргументом. И добавь, что с математикой у них тоже проблемы, потому что с учетом штатных единиц на общем надзоре, у них самих не хватает мест, чтобы с удобством разместиться всем в кабинете. Если они поставят к себе ксерокс, им негде будет принимать посетителей, разве что в коридоре под дверью – а там даже коврика на полу нет.
- В следующий раз будешь разговаривать с ними сам.
- Наруто, я физически не могу разорваться между двумя телефонами, отчетом и судом, даже если б сильно захотел. А ещё на меня сегодня обрушилась кара детективная...
- То агентство?
- Я попросил хорошего знакомого в полиции проверить руководство этого «Сайкин» по базам данных. Больше всего не люблю, когда в мою работу вмешивается кто-то со стороны, - оттолкнув от себя клавиатуру, Шикамару развалился в кресле, оставив выяснение отношений с общим надзором вместе с их месячным отчетом на завтра.

Вообще отношения между двумя основными отделами прокуратуры были очень даже душевными, особенно по праздникам и выходным. До тех пор, пока тихими шажками бывалого разведчика не подкрадывался конец месяца, принося с собой наряду с приятным ожиданием выдачи заработной платы совместное составление отчета всеми отделами прокуратуры за прошедший месяц.
Естественно, что при немалой ежедневной нагрузке составление лишнего отчета вряд ли будет кому-то в радость, хоть вся премудрость и заключалась в том, что каждый из помощников должен был подвести итоги собственной работы за месяц и вбить эти самые итоги в специальную программу.
Ну и, конечно, многое зависело и от субъективного фактора, т.е. от степени ответственности каждого конкретного помощника: не перевелись и такие, которые, молясь на собственные сроки, пытались спихнуть свою работу на других. Никто, естественно, за «большое спасибо» жертвовать своим временем не хотел, из-за чего порой вспыхивали нешуточные конфликты.
Что творилось в прокуратуре в конце квартала, а ещё лучше – в конце года, думаю, стоит умолчать для сохранения репутации вышеупомянутого учреждения.

- Эй, Шикамару, хочешь посмеяться? – решил развеять обстановку уныния Наруто, которому тоже осточертенело к концу рабочего дня составлять таблицы. Не дождавшись ответа со стороны лениво рассматривающего потолок напарника, юноша, тем не менее, отправил ему документ по внутренней сети. – А теперь прочитай и скажи мне, кто больше похож на идиота – следователь, который всерьез считает, что я утвержу ему этот отказ в возбуждении уголовного дела или я?
- Ты априори набираешь десять очков вперед, - не меняя позы тела, Шикамару лишь немного сдвинул голову набок, чтобы было видно экран компьютера. – Какая статья?
- Сто семьдесят седьмая, - со вздохом проворчал Наруто.
- А, изнасилование... Так, согласно показаниям свидетеля такого-то, бла–бла–бла, с окраины дороги раздавались хриплые восклицания. Подойдя поближе, он увидел мужчину со спущенными штанами, совершающего динамичные движения над лицом женского пола. Потерпевшая издавала длинные звуки и мычала как... убитая... Это что за бред! – возмутился Шикамару, оторвавшись от монитора и взглянув на Наруто. – У нас убитые мычат?
- Я вот тоже думал проверить свой интеллектуальный уровень и позвонить Сакуре–чан, чтобы узнать, не проявляли ли посетители морга признаков чрезмерной активности в виде мычания? Или когда я сдавал судебную медицину в морге, то что-то упустил?
- Упустил, ты у стеночки валялся, пока длилась вторая часть вскрытия, - оторвавшись от чтения, ехидно поддел его Шикамару.
- Уж чья бы корова мычала! Сакура–чан мне потом рассказала, что ты вскоре рядышком прилег!
- Вот именно, прилег, а не упал в обморок.
- В смысле?
- У меня ночью перед зачетом была бессонница из-за праздника, которые устроили дома заехавшие на чай дальние родственники матери. Мне сильно хотелось спать, и, увидев, как ты удобно расположился в сторонке, я прилег рядом. А вскрытие... в конце концов, что мы там не видели?

Пока Наруто открывал и закрывал рот, не зная, как отреагировать на столь вопиющее предательство лентяя, Шикамару вновь вернулся к чтению документа:
- Поскольку явной борьбы со стороны потерпевшей не наблюдалось, принимая во внимание поведение обоих лиц в процессе совершения полового акта, которое свидетельствует о получении... перпендикулярного удовольствия в горизонтальном положении, признаков состава преступления...
Шикамару резко замолчал, а в следующую секунду упал на стол, всхлипывая от смеха.
- Перпендикулярное... удовольствие... в горизонтальном положении... мать вашу! Что ж ты со мной сделал, демон? Я теперь работать не смогу!
- А ты и не собирался, ставлю на кон сотню йен, - парировал прожигающий его взглядом Наруто. Спасло ничего не подозревающего лентяя от мести коллеги только внезапное появление в кабинете Хинаты, которая отвлекла блондина от тщательного планирования блицкрига. Наруто перевел взгляд на прошедшую мимо стола девушку, нахмурился, взглянул на часы, удостоверился, что на улице девятый час вечера, и вновь обратил внимание на Хьюгу.
- Хината–чан, а ты почему с нами допоздна сидишь? – недоуменно поинтересовался Наруто.
Девушка мгновенно обернулась, вспыхнула маковым цветом и, не зная, куда девать бумаги из канцелярии, уронила их прямо на стол Шикамару, но последний даже не заметил образовавшегося бардака, продолжая лежать пластом и дрожать от хохота.
- У... у меня сегодня вечером встреча, и я... я... подумала, что лучше подольше посижу с вами, чем поеду... домой.
- Встреча? – задумчиво повторил Наруто, вздернув бровь. – Свидание?
- Нет, что ты, - отвела глаза Хината. – Просто семейный ужин с родственниками, ничего особенного.
- Тебя хоть встретят? Гулять одной по вечерам небезопасно, – вскинув голову, поинтересовался Шикамару – оказывается, он внимательно прислушивался к их разговору.
- Нейджи обещал меня встретить, - ответила Хината и немного погодя добавила. - Мы договорились, что я подъеду к нему на работу, а оттуда вместе и пойдем в ресторан.
- А до его работы ты пойдешь в одиночку по нашим замечательным кварталам? Не смеши меня, Хината–чан, это не дело! – фыркнул в своей манере Наруто.
- Ничего со мной не случится, - упрямо, но уже менее уверенно возразила девушка.
- Вот что, - юноша кинул последний взгляд на злосчастные таблицы, удостоверился, что желания заполнять их никакого нет, а общий надзор со своими претензиями на ксерокс подождет до завтра. – Я все равно собирался домой, давай провожу тебя – и всем сразу будет спокойнее.
Шикамару вздернул бровь и улегся обратно на стол – если у него и имелись комментарии насчет того, кому из присутствующих будет спокойнее, то он их благополучно оставил при себе.

Хината широко распахнула глаза, застыла – её щёки, видимо, окончательно запутались в эмоциях своей хозяйки и, не зная, то ли краснеть, то ли бледнеть, остановились на среднем – расцвели красными пятнами.
- Я думаю, не стоит, Наруто–кун... Я поймаю такси!
Но блондин словно бы и не слышал её – он уже вскочил с насиженного места, одной рукой выключая компьютер, другой пытаясь попасть в нужный рукав куртки.
- На работе, значит, ждать тебя будут?
- Да, это недалеко, - быстро ответила девушка, теребя рукав короткого пиджака. – Ты уверен, Наруто–кун?
- Не был бы уверен – не предлагал бы, - юноша жизнерадостно пожал плечами.
Хината неуверенно направилась к шкафу, где висело её пальто, изредка бросая подозрительные взгляды на своего нежданно-негаданно объявившегося провожающего – не шутит ли?
Наруто же уселся на свой стол, сдвинув бумаги в сторону, и терпеливо ждал, пока девушка приведет себя в порядок.

А вот с Шикамару произошло что-то странное. Когда девушка отвернулась к зеркалу, чтобы завязать шарфик, он резко, но тихо вскочил с места и начал изображать руками какие-то пируэты. Наруто расширил глаза и одними губами спросил у напарника «что?». Шикамару тяжело вздохнул, постучал себя в голове, видимо, в качестве тонкого намека, чтобы блондин перестал тупить.
Далее он провел рукой по воздуху прямую вертикальную линию, потом две поменьше, на этот раз – горизонтальных, одну чуть повыше вертикальной, другую, наоборот, пониже.
- «I»? – беззвучно спросил Наруто. Шикамару, закатив глаза, изобразил вознесение тысячи благодарностей высшим силам, что его коллега оказался не таким придурком, каким казался на первый взгляд.
Наруто бросил опасливый взгляд на Хинату, но девушка, занятая отражением собственной персоны, не обращала внимания на то, что происходит вокруг. Следующей воздушной буквой английского алфавита стала странная загогулина, напоминающая очень далекую родственницу «S».
- И что? – опять одними губами спросил Наруто, подозрительно рассматривая напарника, который к вечеру редко отличался такой повышенной активностью.
- Не тупи, - прожигая его взглядом, еле слышно прошипел Нара.
- Я готова, Наруто–кун. – прервал их увлекательную безмолвную беседу девичий голос. – Пойдем?
Шикамару тут же прекратил изображать спятившую мельницу и изобразил бурную деятельность по наведению порядка на столе (как показала практика, при объемах документального оборота в прокуратуре это было абсолютно бесполезным занятием).
- Конечно, пойдем, - улыбнулся Наруто, бросив напоследок ещё один полный подозрения взгляд в сторону напарника, но тот был полностью погружен в процесс шуршания бумагой, будто увлекательнее занятия в жизни не сыскать. – До завтра, Шика!
- До свидания! – попрощалась Хината.
Шикамару махнул рукой, то ли прощаясь, то ли желая, чтобы они поскорее уже покинули кабинет и оставили его в покое.

Они спустились по лестнице на первый этаж, где охранник на выходе тепло попрощался с Хинатой и заговорчески подмигнул нахмурившемуся Наруто – а юноша, даже не заметив тонких намеков со стороны старого служивого, продолжал ломать голову, что хотел сказать ему Шикамару двумя буквами. «I» и «S», верно?
И только когда они вышли на улицу и пошли по направлению к магистрали, Наруто внезапно осенило, да так осенило, как обухом по голове приложило. Нейджи – адвокат, правильно? И работает он в адвокатской конторе с небезызвестным названием «IS», верно? А ещё... там же работает один небезызвестный адвокат, который вряд ли после вчерашнего поражения будет рад его видеть в стенах своей конторы.
Вот это он... блядь, как-то упустил... И что делать прикажете?
Наруто никогда не отступал от своих слов – обещал проводить, значит проводит. Однако ступать на враж... то есть адвокатскую территорию тоже мало охоты было. Но с другой стороны, никто его силком не тащит заходить внутрь, можно ведь проводить до порога, распрощаться и уйти восвояси. Между прочим, не самый худший вариант – и совесть будет сыта, и нервы целы.
- Наруто–кун? – окликнула его Хината. – Всё в порядке?

«По сравнению с «порядком» у меня в голове, кабинет Какаши – просто эталон чистоты!» - мысленно проворчало внутреннее «я» блондина.

- Извини, просто задумался, как завтра так распланировать день, чтобы везде успеть и всё сделать. Шикамару после моего успешного выступления спихнул на меня половину своих заседаний, и сейчас надо в срочном порядке рассортировать все дела, составить графики, чтобы избежать наложений... В общем, сама видишь, у нас не соскучишься – что ни день, то новости.
- Это... разве плохо? – осторожно поинтересовалась Хината.
- Что именно? – не сразу сообразил Наруто.
- Ну... насколько я знаю, количество судебных заседаний играет весомую роль при аттестации... да и в отчетных показателях ты выиграешь, чем попросту будешь отписывать жалобы и заниматься проверкой процессуальных документов. Ой, прости, я глупости говорю, да?
Хината сразу вся сжалась, смутившись собственной смелости: она никак не могла избавиться от ощущения, что разговаривает с человеком, который старше её не только в силу возраста, но и по званию. И несмотря на установившиеся между ними дружеские отношения, уроки воспитания продолжали брать своё и напоминать, что брешь, лежащая между студенткой и сотрудником прокуратуры, хоть и выпускником полугодовой давности, была немалой.
- Почему ты считаешь, что сказала глупость? – удивленно спросил Наруто.
- Не мне давать тебе советы, как... следует работать в прокуратуре, - тихо пробормотала себе под нос девушка и, окончательно растеряв всю уверенность в себе, отвернулась.

- Да я не против, - усмехнулся Наруто. - Твои советы хотя бы отличаются конструктивностью по сравнению с советами того же Шикамару. Например, однажды во время обеда он вынес на обсуждение предложение, чтобы прокуратура выступила в поддержку отечественной медицины в части клонирования. Заметила, как много времени уходит только на возню с бумагами? А количество сотрудников (в том числе и помощников) в штате каждой прокуратуры ограничено. А вот если бы у нас была возможность каждому создать по парочке клонов, это не только бы упростило жизнь, но и совершенно не противоречило бы трудовому законодательству! Правда, Шикамару сразу же забрал идею обратно, аргументировав тем, что меня ему и в одном экземпляре достаточно.

Хината звонко рассмеялась, и обстановка сразу же вернулась в прежнее спокойное русло. Кажется, они разговаривали ещё о какой-то чепухе, обсуждали студенческую жизнь, смеялись, но стоило выйти на магистраль, как шумный вечерний оркестр ночного города сразу же перебил их разговор. Минато, прибрежный центр экономической индустрии, такой спокойный днем, по вечерам становился частью огромного токийского мегаполиса. Вечерняя суета сглаживала различия между районами, будь то наполненными студентами Бункё, известный своими информационными технологиями Сибуя или пропитанный до самых корней политикой Чиёда.
По магистралям мчались колонны автомобилей, а на тротуарах то тут, то там встречались небольшие группки людей в строгих костюмах – те, кто не спешили домой, отводили душу в баре после тяжелого рабочего дня. А кто-то сидел в престижных ресторанах, круглосуточно играя капиталом компании и заключая крупные сделки.

Напряжение не покидало юношу, хотя он прекрасно понимал, что юридический мир тесен, и столкнуться с Саске им придется ещё ни раз и ни два. Если это случится не сегодня, то может случиться завтра. Так почему же он так не хочет, чтобы это случилось?
Наруто по натуре был человеком открытым и достаточно миролюбивым, но каждая их встреча заканчивалась конфликтом, причем основная масса негатива исходила именно от Саске, будто бы блондин чем-то ему не угодил. В конце концов, что плохого он сделал, не беря в расчет то неосторожное столкновение в коридоре суда? Ничего, правильно? А благодаря чьим стараниям ходатайство было отклонено?

«Но это же не повод для разногласий!» - постарался убедить сам себя в своей же невиновности Наруто.
«Это повод для тихой зависти» - в очередной раз встряло в его размышления внутреннее «я».
«Если у меня из-за этого адвоката появится раздвоение личности, я пойду в суд с иском о возмещении вреда, причиненного моему психическому здоровью!» - прошипел про себя юноша.

В конце концов, измотав себя психологическим анализом их взаимоотношений, Наруто решил плюнуть на все – будь что будет. Единственное, что немного успокаивало –вышеупомянутый недоброжелатель мог уже уехать домой. Однако учитывая степень его удачливости, Наруто сомневался, что судьба сделает ему такой подарок.
- Лекции по криминалистике мы боимся пропускать. Ибики–сенсей сразу нам сказал, что прогульщикам на экзамене жизни не даст. У вас много проблем на криминалистике было? – как ни в чем не бывало, поддерживала разговор Хината. Из-за прохладного осеннего ветра ей приходилось держать руку у рта, чтобы не простудить горло.
Наруто тоже уткнулся носом в ворот куртки, жалея, что поленился с утра найти в бездонных недрах шкафа теплый шарф.
- Он сильно придирается по мелочам и ни под каким соусом не переваривает слабаков. Если у вас на потоке есть девушки, которые повышают себе баллы, давя на жалость, можешь предупредить их – с Ибики–сенсеем это дело не прокатит, у него нервы крепче пуленепробиваемого жилета.
- Хорошо, обязательно предупрежу. А вот... Ой, мы пришли! – внезапно воскликнула Хината, к неожиданности своего спутника резко оборвав предложение.

«Так быстро?» - удивился Наруто, окинув взглядом ничем не примечательное здание. Несмотря на то, что рабочий день закончился час, если не два назад, во многих окнах ещё горел свет, бросая на жалюзи тени суетящихся работников – сверхурочников.
Наруто уже приготовился мысленно вздохнуть и возвести молитву всем известным синтоистским богам, что его страдания закончились. Сейчас он вежливо распрощается с Хинатой, пожелает ей приятно провести вечер или что-то в этом роде, развернется на сто восемьдесят градусов и оставит за спиной все свои проблемы, из-за которых уже, честно говоря, нешуточно разболелась голова. Но не успел он и рта раскрыть, как девушка, не оборачиваясь, уверенно пошла вперед. Автоматические двери перед ней гостеприимно распахнулись, и она исчезла внутри, так и не предоставив своему сопровождающему возможности воплотить свой коварный план в жизнь.
«Я неудачник...» - больше слов у несчастного блондина не нашлось.


Кабинка лифта плавно ехала наверх, а цифры этажей сменяли друг друга. Пока удача была на их стороне, и никто из посторонних, а также лиц, которых в данный момент времени видеть особо не хотелось, им не повстречалось.
- Контора занимает всё здание? – осторожно поинтересовался юноша, словно своим вопросом боясь спугнуть своенравную госпожу удачу.
- Нет, только третий, четвертый и пятый этаж с восточной стороны, - ободрила его ни о чем не подозревающая девушка. При этих словах мигнула цифра третьего этажа, и движение прекратилось.
- Это основной лифт, он проходит по центру здания, а чтобы попасть в главный офис – нужно перейти на другую сторону – там будет лестница, которая соединяет этажи конторы.
- А, - глубокомысленно ответил Наруто, осматривая взглядом помещение – судя по всему, они попали в небольшую приемную, уже пустующую в поздний час. Под приглушенным светом теплые оттенки бежевых обоев придавали помещению загадочный и, пожалуй, даже приятный вид. Здесь царствовали порядок и строгость, будто бы каждый предмет, начиная от кресла и заканчивая ручкой на столе, имели свои, заранее определенные места. Но что самое удивительное – подобный спартанский стиль обстановки неведомой магической силой притягивал не только взгляд, но и вызывал желание зайти внутрь и осмотреться повнимательней. В какой-то момент у Наруто даже мелькнула мысль, что здесь очень... уютно.

«Дизайнеру, наверное, отвалили кучу денег», - отдал должное первому впечатлению блондин. Но несмотря на привлекательную обстановку, ощущение нахождения «не в своей тарелке» постепенно обострялось – он чувствовал себя так, будто бы без разрешения зашел в чужую квартиру. Хотя юноша изо всех сил и старался держать себя в руках, убеждая, что лишние нервные клетки на дороге не валяются, неуверенность и скованность начинали брать своё.
- Здесь, на третьем этаже, располагаются приемная, архив и секретариат, на четвертом – бухгалтерия и часть адвокатских кабинетов, а на пятом – основной офис, - продолжала просвещать его девушка, уверенно шагая вперед.
- Ты часто здесь бываешь? – подозрительно оглядываясь по сторонам, поинтересовался Наруто.
- Иногда, - уклончиво ответила Хината, подходя к отливающим стальным блеском перилам лестницы. - Что-то не так? – она наконец-то заметила перемену настроения своего спутника и обеспокоенно распахнула глаза.
- Знаешь, Хината–чан, я... пожалуй, не буду подыматься наверх. Всё-таки это... э-э-э... меня никто не приглашал, а заходить внутрь частной конторы вне приемных часов не очень хорошо, - он виновато улыбнулся, стараясь спрятать за этой улыбкой все остальные съедающие его эмоции.
- Да, пожалуй, ты прав, - к его удивлению, девушка легко согласилась с его выдуманном на пустом месте аргументом – то ли правда ничего не заметила, то ли сделала вид, что ничего не заметила. – Прости, пожалуйста, я... об этом как-то не подумала.
- Ничего страшного – я просто рад, что ты добралась до места назначения живая и здоровая! – искренне улыбнулся Наруто, сглаживая последние острые углы возникшей неловкости.
- Спасибо тебе большое, - она смущенно улыбнулась в ответ.

Но стоило ей подняться на один пролет и скрыться за поворотом, как Наруто мгновенно развернулся вокруг своей оси и направился обратно к спасительному лифту, не оборачиваясь и не замечая ничего вокруг. Ощущение нахождения «не в своей тарелке» обострилось до крайности: хотелось выйти на улицу, вдохнуть свежего воздуха, добраться до родной квартиры и забыть, начисто забыть о сегодняшнем дне. Полностью поглощенный своими мыслями юноша, уставившись в пол, ускорил шаг и целенаправленно, как на таран, двинулся к двум отливающим в вечернем свете ламп створкам лифта. Даже если бы на его пути сейчас нежданно-негаданно возникло препятствие, он бы ни за какие йены бы не остановился. Хотя...
Его невнимательность вновь сыграла с ним очередную каверзную шутку. И очень даже не смешную.
Откуда он появился посреди коридора, неясно. То ли из-за соседнего поворота, то ли из ближайшего кабинета, то ли из воздуха материализовался – всё это было не так уж и важно. Или – совсем не важно.
На этот раз удар оказался не таким больным, но оттого не менее неожиданным. Что-то больно уперлось в грудь, сбивая дыхание, и Наруто, поддавшись внезапной инерции, резко наклонился вперед.
В нос ударил легкий привкус одеколона – едва заметный, но вкусный, и органы обоняния сразу же взбесились, вдыхая новый экзотический аромат. Ощущение чужой кожи под губами породило электрическую дугу, распространившуюся по щекам и пронзившую лицо до самых мелких нервов. Он слышал, как сбилось чужое дыхание.
Из всех органов чувств подвело только зрение, уловив сначала пронесшуюся мимо черную прядь волос, а через секунду встретив взгляд черных, ничего не понимающих глаз.
Наруто резко отскочил назад, едва удержав равновесие – его предало собственное тело, ещё не отрезвившееся после короткого близкого контакта.
А напротив него, неуверенно прижав ладонь к щеке – туда, где чужие губы оставили незаметный след, стоял... ну, правильно, Саске. А между ними лежал обычный планшет – виновник их легкого поцелуя, с размаху ударивший в грудь блондину и заставивший того совершить наклон вперед.

«Дежавю?» - иронично поинтересовалась госпожа судьба.
- Хана мне, - ответил Наруто – он даже не заметил, что сказал это вслух.

Примечания по тексту:

* Прокуратура по объему своей компетенции осуществляет полномочия не только в рамках уголовного судопроизводства, но и затрагивает другие сферы законодательства. В частности, прокуроры осуществляют надзор по вопросам политического, государственного, экономического, социального, национального и культурного характера над другими органами и организациями – это отнюдь не маленькое направление и получило название «общий надзор».
* Минато – один из двадцати трех специальных районов Токио. Сразу говорю – нет, по названию выбирала не специально, это география и инфраструктура виноваты.

@темы: Maxi, Манга "Наруто", Рейтинг: R, Фанфик

Комментарии
2011-11-16 в 18:32 

svitki
мультифэндомное сообщество
Канаме Сейю, спасибо огромнейшее за выставленную работу.
Как всегда Наруто находит себе приключения, упав или приложив кого-нибудь. :)
Очень интересно, как сложится судьба Хинаты... понятно, что она здесь не главный персонаж но все же очень хотелось бы увидеть ее ..мм. рост.
Профессиональный, личностный. И, наверняка, Наруто ей в этом поможет. Он же добрый ))

URL
2011-11-17 в 03:37 

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
svitki, не за что, дорогая.

Наруто - это Наруто, даже если он будет стоять на месте и ничего не делать, мир сам себя перекрутит, но подбросит ему какое-нибудь приключение :-D
А для Хинаты он играет роль старшего брата, являющегося полной противоположностью Нейджи - думаю, общение с таким ходячим прокурорским позитивом для девушки, которой не хватает уверенности в себе, пойдет только на пользу.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная