Свитки

23:35 

*106-й свиток*

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....



- Где я? - Кеко огляделась и удивилась своему многозеркальному отражению в переливающихся перламутром прозрачно-мутных стенах.
- Ты в своем сердце, - послышался знакомый тембр мужчины.
- Валентин? - удивилась она
- Да, - мягкие интонации голоса доносились откуда-то сверху.
- Неужели, это еще один сон?
- Сны - это искаженная реальность, Кеко, - поправил ее святой.
- Но почему я в своем сердце?
- Твои чувства… Оно желает показать тебе твои чувства-воспоминания!
- Но в моем прошлом практически нет светлых воспоминаний. Один только Шо и мама… - удивилась девушка.
- Не спеши с выводами, - тихо ответил голос. - Твои чувства настолько сковали тебя, что ты видишь мир таким же искаженным, каким он кажется тебе сейчас. Оглянись!
Кеко окинула взглядом окружающее ее пространство.
- Можешь ли ты сказать: сейчас день или ночь? А можешь ли ты угадать, где сейчас находится твое сердце? Ты думаешь на полке? Или, может, я вынес его в сад?
- Но как же я могу понять, если я ничего не вижу кроме своих отражений?
- Вот именно! - послышалась радость в голосе святого. - Ты видишь только свои страдания, только свое прошлое, но не желаешь увидеть что-то еще… Доверься своим чувствам.
- Я всегда доверяю…
- Ты их подавляешь, - заметил Валентин. - А теперь закрой глаза и позволь себе услышать свое сердце.
Кеко выполнила просьбу, вслушиваясь в тихие и мерные удары… «Сердце. Оно бьется так тихо…» Багряное мерцание мягко обволакивало тело, словно шелковые одежды, растворяя вся сомнения и неверие в происходящее. Тело стало терять тяжесть, становясь невесомым, как перышко… Могами широко распахнула глаза и вскрикнула от ужаса и одновременного восторга: она, словно птица, парила высоко над землей. Холодные потоки воздуха трепали алые шелковые одежды и длинные волосы, облака, как кисель растворяли бирюзу небес… а под ней раскинулись, словно нарисованные, городские пейзажи Японии, леса, реки, мосты…
- Это Киото! - радостно выкрикнула она, заметив среди изумрудной зелени густых крон деревьев леса небольшой городок. - А вот и ручей! - серебристая нить, блестевшая от ярких лучей солнца, извивалась вдоль светло-коричневых каменистых берегов.
Она почувствовала, как плавно спускается вниз. Все четче просматривались очертания резвящихся у реки детей.
- Корн! - услышала она заливистый девичий смех, переплетающийся с громким журчанием ручейка и всплесками воды. - У тебя получится, взлетай!
Кеко притаилась в тени дерева, боясь нарушить таинство полета эльфа.
- Не переживай, у тебя будут большие и сильные крылья, Корн! - уверяла девочка мальчика. «Пережить эту сцену еще раз», - усмехнулась про себя Кеко, наблюдая, как мальчик подпрыгивает на огромном валуне под восхищенные вздыхания Кеко-чан.
«Стоп! - Могами почувствовала, как дрогнули ноги, и она с трудом удержала равновесие, зацепившись рукой за толстый ствол дерева. - Это был простой трюк? Я приняла брызги воды за крылья?» Столько лет она хранила в своей памяти это воспоминание, а оно оказалось лишь фокусом? Девушка внимательнее пригляделась к улыбающемуся лицу эльфа и, с силой зажмурив глаза, встряхнула головой. «Нет, нет… этого просто не может быть! Он же эльф! Я точно знаю, что он - эльф!»
- Корн, а когда твои крылья вырастут, ты покажешь мне свою страну? - маленькая девочка крепко обнимала своего принца.
- Конечно, Кеко-чан! - мальчик ласково прикоснулся к голове подружки. - Когда-нибудь, ты обязательно побываешь в моем королевстве!
«Наглая ложь! Он… - Кеко не желала верить. - Он обычный мальчик?»
- Куон! - Кеко, спряталась за дерево, услышав знакомый мужской голос. - Баловник! - ласково сказал высокий брюнет, поравнявшись с деревом.
«Цуруга-сан? - девушка с трудом удержала срывающийся с губ вопрос, разглядывая из укрытия статную фигуру молодого мужчины».
Незнакомец, услышав шорох, обернулся в ее сторону.
- Кто здесь? - Кеко, буквально слившись с деревом, отсчитывала удары сердца.
- Ты рано, - услышала она голос мальчика, говорившего на английском.
- Ты уже попрощался со своей подружкой, Куон? - Могами рискнула выглянуть из-за дерева, наблюдая разговор отца с сыном.
«Куон? Корн - это Куон?» - девушка сползла на землю, придерживаясь за ствол дерева. Мысли с беспокойством носились в сознании, отказываясь подчиняться логике.
- Еще нет, - вздохнул мальчик. - Но мы же заедем сюда завтра?
- Конечно!
«Нет, это не Цуруга-сан, - шокировано осознала она, разглядев, наконец, лицо мужчины, - это…»
- Хизури-сан, - выбежал запыхавшийся молодой человек, - слава богу…
«Это… “папа”? - Кеко обомлела от осознания. - Но почему он так похож на Цуругу-сана?»
- Все были так заняты, я не хотел вас беспокоить и на время отлучился, чтобы встретить сына, - громко рассмеялся мужчина, перейдя на японский язык, и приобнял Куона за плечи.
Девушка пригляделась к улыбающемуся лицу мальчика. Эти серые глаза и ослепительная улыбка…. Она не сможет забыть их, даже при всем желании… «Не может быть! Цуруга-сан - это…»
Кеко резко подпрыгнула на кровати. «Сон? Это сон? Хизури Куон? Цуруга Рен?» Разбушевавшееся сердце сдавлено сжималось, а осознание виденного сна с действительностью заставило ее резко вскочить с кровати и броситься к письменному столу. В свете включенной настольной лампы Кеко дрожащими руками выдвигала ящики и безжалостно переворачивала, выкидывая все содержимое на пол. «Могу ли я верить в это? Корн - это Цуруга-сан? А Цуруга-сан - это Хизури Куон?» Она рылась в ворохе бумаг, небрежно откидывая ненужные вещи в сторону. Заветный глянцевый журнал блеснул в тускло освещенном пространстве своей яркой обложкой. Кеко дрожащими руками подняла его с пола и быстро начала перелистывать страницы, пока не наткнулась на искомый снимок. Хизури Куу улыбался своей ослепительной улыбкой, держа в руках постер с афишей «Темной луны».
- Это точно был «папа»! Я четко слышала его фамилию! - она перевела взгляд на соседнюю страницу, на которой красовался портрет другого главного героя «Темной луны» - Цуруги Рена. Могами аккуратно сложила две страницы так, чтобы актеры оказались рядом, и… тихий вскрик разрушил ночное безмолвие:
- Как я раньше не заметила? Они же так похожи! Какая же я дура! - журнал выскользнул из расслабленных рук, скрывая от разрыдавшейся девушки лица мужчин. - Я думала, Корн был сказкой! Я столько раз убеждала Шо, что он настоящий, что он существует! Мама называла меня чокнутой! А он… Неужели он не узнал меня? Корн… - она с силой оттолкнула журнал и закрыла ладонями лицо. Слезы душили, вырывая из груди сдавленные стоны. - Я же рассказывала ему о Корне, он даже видел мой заветный камешек… Почему, Корн?

***
Кеко сидела на скамье рядом с черным входом агентства. После этого кошмарного сна она так и не смогла заснуть. А находиться в тесной клетке железобетонного здания и собственных беспорядочных мыслей не было больше сил. Выключенный телефон покоился в сумочке. Она прекрасно понимала, что, скорее всего, сэмпай сейчас ждет ее возле подъезда и пытается дозвониться, но… Как смотреть ему в глаза? Как спросить о том, что она только что узнала? Это ли он так тщательно скрывал от нее? Но тогда почему? Он же знал, как она переживает, как хочет встретиться с Корном! Тяжелая голова из-за бессонной ночи упала на подставленные дрожащие руки девушки.
- А ты чего так рано? - Кеко подняла глаза на появившуюся перед ней подругу.
- Мооко-сан, - закричала она, шокируя брюнетку, - я так рада тебя видеть, Мооко-сан… Ты не представляешь!
- Что стряслось-то? - с силой оторвав от себя прилипшую подругу, поинтересовалась Канае.
- Я… - слезы с новой силой хлынули из припухших глаз девушки. - Я не знаю, как мне быть, Мооко-сан!
- Снова Цуруга, - с раздражением утвердила Котонаме.
- Угу, - понуро кивнула Кеко.
- Господи, - закатила глаза к небу девушка, - в коем-то веке не опоздала на работу, думала, успею повторить сценарий…
- Мооко-сан, - всхлипнула Могами.
- Все планы насмарку! - фыркнула подруга. - Ладно, пойдем, расскажешь, что к чему…
Спустя час Канае нервно нарезала круги по гримерной, изредка кидая косые взгляды на окончательно «расклеившуюся» подругу.
- Итак, - она кашлянула, заставляя обратить заплаканные глаза Кеко на себя, - что мы имеем?
- Что?
- Сон, в котором ты видишь друга своего детства, так?
- Да!
- Как выясняется, твой друг из детства - это Цуруга Рен, так?
- Угу!
- И к тому же сын известного на весь мир актера Хизури Куу?
- Ну почему он мне ничего не рассказывал, - взвыла, наконец, Могами.
- А ну не реви! - рявкнула брюнетка. - Заварите кашу, а мне потом с Яширо…
- Э?..
- Не важно! - скрестив руки на груди, нахмурилась Котонаме. - А теперь подумай хорошенько, почему он ничего тебе не рассказывал?
- Я не знаю… Если бы я знала…
- Да потому что он тебя очень сильно любит!
- Ничего подобного! - вскочила с места Кеко.
- Боже, который уже раз я выслушиваю подобную оправдательную речь, - простонала брюнетка, прижав ко лбу руку. - Благо, хоть съемки задерживаются… - она дождалась, когда у подруги закончится запал энергии и аргументы. - А теперь, слушай меня внимательно! И только посмей сказать, что я не права! - Канае вплотную подошла к подруге и взглядом приказала сесть девушке на место. - Вот так-то лучше! - хмыкнула она, усаживаясь на стул, расположенный напротив собеседницы. - Во-первых, Рен не сказал, что он Корн, потому что сам не знал, что ты та самая Кеко-чан из Киото!
- Но… - попыталась вставить слово девушка.
- Но когда узнал, - пресекла Канае все попытки возражения, - то уже не знал, как тебе об этом сказать. Если ты вспомнишь, то на тот момент ты ненавидела Цуругу лютой ненавистью. Наверное, даже твой Шо обошелся меньшими жертвами по сравнению с известным актером Японии.
Кеко виновато опустила голову и утвердительно кивнула.
- А потом, либо Рен не нашел подходящего предлога, а, может, не хотел разуверять тебя в выдуманной сказке, - продолжила рассуждать Канае. - Ведь, согласись, ты до сегодняшнего момента была твердо уверена, что Корн - это эльф!
- Как глупо! - прошептала Могами. - Неудивительно, что он еле сдерживал смех, когда я ему рассказывала.
- Теперь второй пункт - тайна семьи Хизури! - Канае почесала подбородок, пытаясь найти логику в случившемся. - Знаешь, в творческих семьях так часто бывает: родители и дети поневоле становятся соперниками.
- Правда? - искренне удивилась Кеко.
- Еще какая! - довольно хмыкнула девушка, понимая, что «рулит» в нужном направлении. - Конечно, там могут быть и более веские причины, но то, что Рен не сказал о родстве с Хизури, не только его вина.
- А чья же?
- Если ты вспомнишь, то тот же Хизури-сан сам ни словом не обмолвился о том, что Рен его сын, да и Такарада-сан…
- Точно! - закивала головой Могами. - Папа еще так плохо отзывался об игре Цуруги-сана и даже назвал его жалким актеришкой!
- Вот видишь!
- Неужели всему виной профессиональный конфликт? - прикрыв ладонью рот, прошептала Кеко.
- А, может, и известность Хизури-сана могла помешать карьере Рена, - предположила с задумчивым видом Канае.
- Мооко-сан, ты такая умная, - с благоговейным трепетом в голосе произнесла актриса. - Я бы и в жизни не смогла во всем этом разобраться.
- Скажешь прямо, - с напускным безразличием проворчала девушка. - Я лишь попыталась рассуждать логически.
- Но все же, - Кеко опустила глаза, - когда теперь мне все стало известно, я не знаю, как разговаривать с Цуругой-саном и… как я буду смотреть ему в глаза?
- Я бы на твоем месте, как раз, и поговорила на эту тему, - намекнула Котонаме, - вывела бы голубчика на чистую воду!
- Я так не могу, - отчаянно замотала смущенная девушка, - нет-нет… Мне вчера его бывшей девушки хватило!
- Бывшая? - Канае подвинула стул поближе к подруге. - И как?..
- Ты бы ее видела! - потеряно произнесла Могами. - Ноги от ушей, фигура - любая фотомодель обзавидуется, да к тому же взгляд у нее такой хищный-прехищный был, мне казалось, еще мгновение и она проглотит Цуругу-сана.
- Боже, - сложив благочестиво ладони перед собой, прошептала Канае, - оно случилось!
- Что случилось? - также шепотом переспросила недоумевающая Кеко.
- Да как что? - резко сменила на стальной тон голос Котонаме. - Это называется ревность!
- Что?
- Р-е-в-н-о-с-т-ь! Ревность! - произнесла подруга. - Ты ревнуешь, а, значит, не далек тот момент, когда ты и признаешь…
- Я ревную? - вспрыснула смехом Кеко. - Не смеши меня, Мооко-сан. Да любой бы на моем месте бросился на защиту сэмпая!
- Боже, я поторопилась с хвалами, - проворчала брюнетка, недовольно кинув взгляд в потолок. - Вы там как-нибудь доходчивее объясните этой идиотке…
- Мооко-сан…
- Извините за задержку, - в комнату заглянул ассистент режиссера, - все готово к съемкам.

***
К радости Кеко снимаемые сцены не требовали участия в них Рена, и это несказанно радовало взбудораженную актрису. Слова Канае подействовали успокаивающе и, самое главное, вразумляюще, но все же встречу с сэмпаем она ожидала с содроганием. С таким же содроганием она взяла выключенный мобильный и нерешительно нажала кнопку «POWER». Телефон замигал приветствием и поспешил сообщить об энном количестве звонков от Цуруги и Яширо.
- О, - протянула Канае, заглядывая через плечо подруги в дисплей мобильного, - и ты еще удивляешься, почему он тебе ничего не рассказывает.
- Я не знаю, как себя вести! - раздраженно прошипела Кеко.
- Не беспокойся, - хлопнула ее по плечу Котонаме, - я сказала, что у тебя разрядился телефон.
- Разря… что?
- Твой сэмпай был настолько обеспокоен твоим молчанием, что позвонил мне, - кинула суровый взгляд на нее Котонаме. - Ты просто обязана сегодня с ним встретиться и обо всем поговорить!
- Я не могу! - выдавила из себя Могами.
- Если ты сейчас будешь от него бегать, тогда точно потеряешь его доверие, - Канае знала слабые точки Кеко. - Да, кстати, обед вы тоже сегодня пропустили. А это значит, как минимум, романтический ужин при свечах в его квартире.
- Почему сразу же романтический? - затараторила та, чувствуя как щеки начинают пылать от смущения.
- Хоть какой, - раздраженно бросила Котонаме, - все равно он ограничится только невинными обсуждениями вопросов: «как прошел день?» и «а как сыграть этот момент?»
- Мооко-сан, - злобно прищурившись прошипела Кеко.
- Ну-ну, - усмехнулась Канае, снимая с себя розовый комбинезон. - Все равно делать нечего, рабочий день закончен, ведь все так увлечены подготовкой к празднику… У тебя уйма времени, чтобы подготовить все в лучшем свете!
- Могами-сан, вы не могли бы выйти на минутку, - в комнату отдела «Люби меня» заглянул один из служащих агентства.
- Хорошо, - оживилась Кеко, стараясь поскорее избавиться от смущающего разговора с подругой, и выпорхнула в коридор.
- Йо! - поприветствовал ее с ослепительной улыбкой давно забытый друг детства.
- Шотаро! - процедила сквозь зубы Кеко.
- А я думал, ты обрадуешься встрече!
- Губа не треснет?
- А-ха-ха, ты все такая же язва! - улыбнулся парень. - Однако я не намерен с тобой ругаться.
- Что?
- Канун праздника же и, потом, по устоявшейся традиции, - из-за спины блондина появился огромный букет цветов. - Извини, завтра улетаю, решил поздравить заранее.
- Я уже говорила тебе, что…
- Прошу, выслушай меня, - Кеко оторопела от ноток волнения, проявившихся в обычно вызывающем голосе певца. - Уже два года прошло с того момента, как ты кинула мне вызов…
- Вызов? - укоризненно прошептала она. - А ты не забыл, по чьей вине случился этот самый вызов?
- Я много думал, - чтобы не сорваться, молодой человек пропустил мимо ушей ее возмущенные слова, - очень много думал…Кеко, я не хочу, чтобы между нами продолжала расти эта пропасть непонимания и ненависти. Мне тяжело осознавать, что ты настолько отдалилась от меня.
- Шо, ты, случайно, не приболел? - усмехнулась Кеко, все еще непонимающая происходящего.
- Да дай же ты наконец мне сказать? - проворчал блондин. - Итак, знаешь ли, непросто…
- Что непросто?
- Я хочу сказать, - парень глубоко вдохнул и встал на колени посреди коридора.
- Эй, ты чего? - испуганно усмехнулась Могами. - Вставай! - она услышала шептания проходивших мимо сотрудников агентства, и сердце испуганно сжалось от проникновенного взгляда голубых глаз певца.
- Я признаю свое поражение, Кеко! - на одном дыхании сказал Фува. - Ты необыкновенная и яркая актриса! Твой талант уникален!
- Шо… - Могами попыталась собрать разметавшиеся мысли.
- Я ужасно каюсь в том, что когда-то наговорил в твой адрес столько гадостей, - с мольбой в глазах он смотрел на нее снизу вверх. - Но ты же знаешь мой скверный характер. Я знал, что ты необычная, но мое ужасное упрямство не позволяло признать это. Глупо, правда?
- Глупо? - Кеко почувствовала, как пространство помещения сжимается, оставляя в коридоре лишь ее и вдруг раскаявшегося друга. - Зачем ты?..
- Ты простишь меня? - девушка смотрела в выжидающие вердикта глаза блондина и не знала, что ответить. Слишком неожиданно! Слишком нереалистично!
- Я… я… не знаю, - девушка поразилась своему померкнувшему голосу. Образовавшийся ком в горле мешал словам вырваться на волю.
- Сегодня вечером я улетаю на недельный фестиваль в Америку и хотел бы быть уверенным, что ты все хорошенько взвесишь до моего возвращения… - он вложил букет цветов в руки шокированной его признанием девушки. - И главное, по возвращению, я хочу услышать твой ответ…
- Какой? - вдруг опомнилась Кеко, переводя затуманенный взгляд с неожиданно появившихся в руках цветов на глаза друга детства.
- Я уже давно это понял, но сказать все не решался… - лицо певца озарилось искренней и счастливой улыбкой. - Я люблю тебя!
- Что? - от сказанного букет выпал из рук девушки, и она в ужасе приложила ладони к лицу. - Шо… что ты сказал?
- Я люблю тебя! - отчеканил он так, что даже глухой не усомнился бы в сказанных словах и, воспользовавшись замешательством актрисы, быстро встав на ноги, притянул ее к себе и легко коснулся раскрытых от удивления губ. Бурные овации и выкрики собравшихся ротозеев вернули девушку в реальность. - Что ответишь? - нежно шепнул он, склонившись к уху опешившей Могами.
Невидящий взгляд девушки прошелся по безликой толпе и… Кеко оцепенела, встретившись с серыми глазами сэмпая. Водоворот эмоций отражался в его пристальном взгляде: боль, горечь, злость…. Чувства плескались, готовые вырваться наружу, а ослепительная улыбка, что растянула губы брюнета, прожигала душу насквозь.
- Цуруга-сан? - полувздох сорвался с губ девушки. - Я…
Брюнет невозмутимо тряхнул головой и, развернувшись, медленно пошел прочь.
Кеко дернулась, но Шо ловко ухватил за руку пытающуюся ускользнуть подругу.
- Я хочу услышать!
- Что ты наделал, идиот! - проскулила она, пытаясь вырваться из цепкой хватки певца.
- Признался, - довольно хмыкнул парень. - Причем так, как ты мечтала.
- Соглашайся, Кеко! - послышался чей-то одобрительный оклик.
- А разве она не с Реном? - услышала она удивленный вздох с другого края.
«Реном… Ре…ном» - последнее, что выцепило покидающее девушку сознание, была удаляющаяся спина актера.

***
Кеко открыла глаза и огляделась. Привычная комната отдела «Люби меня». Она лежала на кушетке.
- Очнулась? - услышала она знакомое ворчание Канае. - Добро пожаловать в ад!
- Скажи, что это неправда! - Могами приподнялась и, пытаясь совладать с тяжелой головой, приняла вертикальное положение. - Шо же не признавался мне?
- Если бы! - усмехнулась Канае, присаживаясь рядом с подругой, которая в ужасе от осознания произошедшего, схватилась за голову. - Это было впечатляюще!
- Ну почему это случилось? - сдавленно просипела Могами.
- Ах, да, - хмыкнула Котонаме, протягивая свернутый листок бумаги.
- Что это?
- От влюбленной сволочи!
- Шо?
- А от кого ж еще? - Кеко робко протянула руку, не решаясь взять записку. - Да читай уже! - рявкнула Мооко-сан. - Я тут от любопытства с ума чуть не сошла!
Кеко аккуратно развернула листок и обомлела:
«Любимая, мои слова - чистая правда. Я тебя люблю, поэтому не тяни с ответом и просто позвони мне по этому номеру. Буду ждать, моя принцесса!
P.S.: Твоя подруга - психопатка! Я бы на твоем месте остерегался оставаться с ней наедине».
- Вот гад! И он еще думает, что я ему отвечу «да»? - с пылающими щеками злобно прошипела Кеко, тщательно разрывая записку на мелкие кусочки. - Сумасшедший!
- Но ты же сама хотела этого, - резонно заметила подруга. - Хотела, чтобы приполз, извинялся и признавался в любви!
- Господи, ну почему именно сегодня и почему именно на глазах сэмпая?
- Да уж, - усмехнулась Котонаме, - по такому поводу он мог бы выбрать местечко и поукромнее!
- Это же Шо, - сокрушенно простонала Могами, - он обожает работать на публику! Он думал, что если он эффектно появится перед всем агентством, заявит о своих прекрасных чувствах ко мне и всучит букет цветов, то я кинусь на него с распростертыми объятиями! Какой же он идиот! - горько рассмеялась она, подбросив клочки записки в воздух. - Эта белобрысая сволочь… я его теперь не то, что ненавидеть, я его придушить хочу!!!
- Ну, когда ты с ним целовалась, казалось, совсем наоборот! - подлила масла в огонь Котонаме.
- Какой кошмар! - взвыла девушка, вспоминая пронзающий душу взгляд Рена. - Цуруга-сан мне этого точно не простит! - она резко вскочила на ноги и бросилась к двери.
- Куда ты? - Канае успела преградить путь.
- Как куда? К сэмпаю!
- Прямо он тебя взял и выслушал, - скептически хмыкнула девушка.
- Ну он же… он знает, как я отношусь к Шо, - Могами попыталась оттолкнуть подругу.
- Он знает, что ты ждала признания Фувы с первых дней появления в агентстве! Из-за него ты здесь, разве забыла?
- Я уверена, он все поймет, - закивала своим робким надеждам Кеко. - Он всегда понимал…
- Слишком долго ты испытывала его терпение!
- Я сказала, что он поймет! - выкрикнула Могами, не желая соглашаться с одолевающим ее отчаянием, и вырвалась из комнаты.
Темный коридор опустевшего здания. Мерцание лампочек. Едва различимые очертания лестничных пролетов. И сдавленный стук сердца. С такой болью оно напоминало о себе, безжалостно проваливаясь в бездну беспорядочных мыслей. Кеко бежала по холодной улице, проулкам, дворам… «Только, пожалуйста, поверьте мне, Цуруга-сан… Не закрывайтесь от меня…» Отчаяние прорывалось своей чернотой в раненую душу девушки и сладостно обвивало разум. Теперь не будет этих встреч? Теперь не будет этих разговоров? Нет… Она скажет ему, все как было… Он же поймет? Поймет?
Консьерж удивленно посмотрел на влетевшую в холл здания взъерошенную и запыхавшуюся девушку.
- Вы к Цуруге-сану? - любезно поинтересовался мужчина у частой гостьи известного актера.
- Да! - выкрикнула она, уже бросаясь к лестничному пролету. Один этаж, второй… Вот и заветная дверь… Звонок… Кеко припала ухом к двери, пытаясь расслышать признаки жизни за перегородкой, отделяющую ее от него. Робкий стук. Снова звонок…
- Цуруга-сан! - выкрикнула она. - Откройте! Цуруга-сан… - съедающая тишина в ответ выдавила, наконец, накопившиеся за день слезы девушки… - Цуруга-сан! - Кеко, прижавшись спиной к двери актера, медленно скатилась вниз. - Цу…ру… - боль с наслаждением распускала крылья, пронзая тонким клювом чувства, что так долго хранились в ее сердце. Перед глазами всплывали счастливые минуты их жизни… странно, но именно в этот момент она впервые осознала, что существовал их мир. Тонкий, едва уловимый, но все же мир, где их окружали тепло и уют. Он всегда был так внимателен, так заботлив… Возможно, лишь как сэмпай, но все же этот человек был дорог ей. Как глоток свежего воздуха, как лучи восходящего солнца… Его присутствие всегда незримо озаряло и окрыляло ее.
- Дура! - просипела она, чувствуя горечь и соль льющихся слез из-за своей невнимательности, своего нежелания замечать его трогательную опеку… Почему осознание приходит слишком поздно? - Все потеряно? Это конец? - Девушка с трудом поднялась на ноги и, чувствуя дрожь в коленях, облокотилась рукой на стену. Казалось, вязкие путы сковывают каждое ее движение, лишая возможности идти вперед. Она еще раз вслушалась в раздающийся за дверью громкий звонок, но ответа так и не последовало.
Она не помнила, как снова оказалась на первом этаже, как понуро прошагала, еле перебирая ногами мимо консьержа.
- Могами-сан, - окликнул ее мужчина.
- Что? - служащий вздрогнул от потерянного взгляда девушки. В потускневших карих глазах не было того привычного задора и огонька, только бездонная тьма.
- Цуруга-сан еще не возвращался!
- Что? - неверяще переспросила Кеко, чувствуя, как на губы напрашивается робкая улыбка.
- Когда вы пришли, я думал, что не заметил, как Цуруга-сан вернулся, тем более, вас так долго не было…
- Он еще не возвращался? - осознание услышанного проклюнулось едва уловимой надеждой.
- Ну, он обычно поздно возвращается, так что…
- Спасибо! - выдохнула девушка дрожащим голосом и уважительно склонилась перед мужчиной.
- Да за что?
- Спасибо! - повторила она еще раз и бросилась к выходу.
«Конечно же!!! Какая же я дура! - Кеко бежала по знакомому маршруту. Откуда взялись силы, она не понимала, но сейчас это было неважно. - Должно быть, он еще в LME. Я еще успею все ему рассказать». О том, что близился одиннадцатый час вечера, она, конечно же, не знала, да и время сейчас для нее потеряло смысл. Только бы найти его и рассказать… Объяснить, а главное… Сказать ему, что без него она не сможет жить…
- Нет, - удивленный охранник смотрел на растрепанную и дрожащую на холоде девушку без верхней одежды, - Цуруга-сан уехал еще в пятом часу и больше не возвращался.
- Нннне воззззззвращщщщщался? - Кеко чуть не рухнула на землю на подкошенных ногах, но мужчина успел подхватить трепещущую девушку.
- Вам плохо? - охранник накинул на актрису свою куртку и помог ей подняться по лестнице ко входу. - Где ваше пальто, Могами-сан?
- Я нннне зззззннннаю, - стуча зубами от холода, прошептала она.
- Минутку, я сейчас открою дверь… Могами-сан?
Кеко, сбросив с плеч куртку, быстро сбежала по лестнице вниз и убежала прочь. Ее осенила внезапная догадка, что Рен мог приехать к ней на квартиру. «Точно…. Точно, - ноги гудели от усталости и мышечного напряжения, последняя надежда придавала ей сил. - Пожалуйста, Господи, я прошу тебя, хоть бы он был там…»
Знакомая улица. Знакомая арка… Кеко остановилась посреди двора, вглядываясь в освещенный уличными фонарями двор. Привычные машины и тишина.
- Его нет, - тихо и отрешенно сказала она. - Просто нет… все…
Свет фар, бликами прошедшийся по кирпичной стене здания, заставил ее обернуться. Девушка почувствовала, как сердце ускоряет бег. Она замерла в ожидании. Серебристый Porshe вырулил из арки, освещая фигуру девушки обхватившей себя от холода за плечи. Машина резко затормозила, и из ее быстро распахнувшейся двери показался брюнет.
- Реееееен, - выкрикнула Кеко, бросаясь к сэмпаю. - Рен… - Парень едва успел поймать падающую от изнеможения девушку. - Рен… я… - от волнения и пережитого стресса очередной обморок стал заключением прожитого дня.

***
Перед Кеко раскинулся огромный сад, благоухающий розами. Она ступала по белокаменной теплой дорожке и чувствовала, как душа наполняется светом и теплом от открывающейся ее взору дивной красоты розовых кустов всевозможных цветов. «Даже и такие бывают?» - удивилась она, остановившись возле куста с цветами насыщенного изумрудного оттенка. То и дело над ней раскидывали шатры белоснежные плетенные из тонких металлических прутьев арки, обвитые диким виноградом и плющом. У одной из клумб она заметила знакомую фигуру в рясе. Валентин заботливо поправлял куст с бордовыми бутонами и, заметив вошедшую гостью, улыбнулся ей.
- Красивый сад! - с восторженным блеском в глазах произнесла Кеко. - Я не знала, что здесь есть такое очаровательное место.
- Ага, - кивнул головой святой. - Этот куст только-только расцвел и надо проследить, чтобы цветение происходило без приключений.
- Вы так любите розы? - поинтересовалась девушка.
- Роза - цветок любви и страсти, - хмыкнул монах, - так повелось еще со времен, когда я жил на земле. - Он перевел хитрый взгляд на девушку. - Не догадываешься, почему я это сказал?
- Почему?
- Я коллекционирую не только разлюбившие сердца, но и чувства влюбленных.
- Как? - опешила девушка.
- Этот сад цветет и благоухает, пока души людей наполнены любовью. Я ухаживаю за цветами, а, значит, приглядываю и за чувствами людей.
- Но если это так, тогда в мире не должно быть безответной любви и разлюбивших, - нахмурилась Могами, пытаясь отыскать логику между этим и реальным мирами.
- Я не волшебник, Кеко, и не бог любви, - пояснил монах, - я святой, который только и может, что помочь в создании необходимых обстоятельств для того, чтобы дороги двух одиноких людей смогли перекреститься… А там уж им решать, идти одной дорогой или разойтись.
- Значит, ты не властен над чувствами?
- Нет, - улыбнулся он, вдыхая аромат еще одного распускающегося бутона. - Я лишь наблюдатель. Садовник вот этого огромного сада. - Он задумчиво посмотрел на бирюзовое небо и улыбнулся. - Иногда люди заблуждаются и придумывают ложное чувство любви, они молят богов, а иногда и обращаются ко мне, чтобы их мечта сбылась…
- И она сбывается?
- Нет, - отрицательно качнул головой святой. - Даже при всем желании и старании, рано или поздно, такая псевдолюбовь обречена горьким расставанием.
- Выходит, подобное было у меня с Шотаро?
- Умница, - улыбнулся святой, - ты, наконец, поняла свои чувства к другу детства.
- Но мне же было больно! Я так страдала! - с упреком высказалась девушка.
- Когда теряешь даже невзрачную и ненужную вещь, испытываешь чувство досады.
- А Рен? - робко спросила она.
- Взгляни на этот куст, - мужчина кинул многозначительный взгляд на алую ленточку, перевязанную вокруг одного бутона.
- К&K - прочитала она выгравированные на ленте золотые буквы. - Что это значит?
- Куон и Кеко, - улыбнулся мужчина. - Эта была первая розочка, которая распустилась на этом кустике. Поэтому я повязал ее алой лентой в надежде, что когда-то этот куст расцветет во всей красе, но пришлось приложить много усилий. Одинокий цветок не раз грозился мне предаться увяданию.
- Почему?
- Потому что вы оба - ужасные зануды со своими причудами, - проворчал монах, вызывая тихий смех у девушки.
- Это правда, - вздохнула она. - Почему я была такой невнимательной? Подождите-ка, - Кеко с подозрением посмотрела на святого, - выходит встречи с Саори и Шо - ваших рук дело?
- Что значит моих? - обиженно насупился монах. - Они мучились угрызениями совести из-за своего прошлого, а я лишь устроил им шикарную возможность загладить свою вину. Однако действовали они весьма неуклюже…
- И довели до белого каления меня! - проворчала девушка. - То, что я пережила…
- Лишь небольшая вакцинация, - развел, как ни в чем не бывало, руками святой. - Это ведь пошло только на пользу, не так ли?
- Значит, вы все знали заранее? - поразилась Кеко. - Зачем тогда все эти загадки? Почему бы просто не сказать…
- А ты бы мне поверила? - хитро прищурился Валентин. - Ты же упрямо твердила, что никогда никого не полюбишь!
- Глупо, - хмыкнула она. - Ведь какая же я все же глупая!
- Однако не стоит расслабляться, Кеко, - предостерег ее святой.
- В смысле?
- Разве ты забыла об условии? - нахмурился мужчина.
- Какое?
- 14 февраля ты должна признаться своему любимому человеку.
- Именно я? - нервно сглотнула девушка.
- Именно ты! И еще… - монах тяжело вздохнул. - У Куона есть тайна, которую он боится раскрывать тебе.
- Какая? - в глазах девушки притаился страх.
- Это ты должна узнать сама… Только знай, что все же он тебя очень любит, - подмигнул ей на прощание святой. - Заставьте эти розы цвести в полном великолепии!
- Спасибо, - Кеко уважительно склонила голову перед святым. - Спасибо, вам, Валентин…

***
Кеко открыла глаза. «Знакомый потолок, - улыбнулась она, осознавая, что находится в гостевой комнате Рена. - Значит, вчера он привез меня к себе?» На циферблате часов мерцало полтретьего ночи. Она глубоко вздохнула и перевернулась на бок. Тело недовольно отзывалось ломотой на устроенный кросс по вечернему Токио, а бег по холодным улицам без верхней одежде сказывался легкой головной болью. «Не хватало мне еще разболеться», - подумала она, усаживаясь на кровати. Все же произошедшие события с трудом укладывались в голове, а только что привидевшийся сон смущал ее откровенным разговором о своей любви к сэмпаю. Смогла бы она в реальной жизни так спокойно говорить об этом, тем более, с ним… Верить сну? Любит ли он? Кеко выскользнула из-под теплого одеяла и, включив свет, вынула свои любимые джинсы и футболку, оставленные когда-то у Рена. Она на цыпочках прокралась по коридору в ванную, не забыв аккуратно заглянуть в комнату молодого человека. Он безмятежно спал, небрежно прикрывшись одеялом. От представшей взгляду картины сердце сладко сжалось в груди, отзываясь надрывными нотками в переполняющих ее чувствах. «Я люблю его, - усмехнулась она про себя, свыкаясь с непривычным ощущением благоговейного трепета в душе, - очень сильно люблю!» С трудом преодолев неудержимое желание зайти к нему в спальню, она тихо прикрыла дверь и зашла в ванную.
Теплые струи приятно ласкали кожу, смывая усталость и беспокойство прошлого вечера. Губы невольно расплылись в улыбке, вспоминая красивый сад из сна и алую ленточку с их именами. «Только знай, что все же, он тебя очень любит», - прощальные слова святого согревали душу и придавали уверенности. «Я просто скажу ему, что люблю, а он, - Кеко попыталась представить реакцию актера и счастливая улыбка медленно стекла с лица. - Мне еще надо разъяснить ему ситуацию с Шо... - Она с силой сдавила мочалку в руке. - Лучше б он вовсе не признавался! Прожила как-нибудь и без его признания…»
Так мысли плавно переключились на объект ненависти, из-за которого произошло столько казусов, а главное, из-за него она причинила боль любимому человеку. Она оделась в одежду и, тщательно высушив волосы полотенцем, покинула ванную комнату, тихо посылая проклятия в адрес певца… Свет из кухни, привлек ее внимание. Кеко на цыпочках подкралась к дверям и заглянула внутрь. У окна стоял Рен, печально вглядываясь в темноту улицы. В душе что-то перевернулось от вида его одинокой фигуры, от которой веяло грустью и какой-то надломленностью. «Он все же переживает! Ведь он не знает…» Кеко приблизилась к молодому человеку:
- Рен, - она улыбнулась, встретившись с серыми глазами актера. - Рен…
- Я рад, что ты стала называть меня по имени, - тихо ответил он.
- Рен, я хочу сказать тебе что-то очень важное… - она опустила глаза, набираясь храбрости.
- Я слушаю, - без эмоций в голосе ответил парень, уже предполагая рассказ Кеко о случившейся сцене в LME.
- Я… - «Господи, как же сложно!» простонала она в мыслях, - лю… Рен… - девушка сделала осторожный шаг вперед. - Я… - еще один шаг. - Я люблю… - сердце замерло в груди от завораживающего взгляда темно-серых глаз. - Я люблю тебя!
- Любишь? - актер неверяще смотрел в медные глаза Кеко.
- Люблю, - уверенно кивнула девушка.
- Не как сэмпая?
- Что? - Кеко тихо рассмеялась.
- Ответь мне все же, - нахмурился парень, - ты бываешь настолько непредсказуема…
- Дурачок, - прошептала она, вставая вплотную к любимому и лукаво глядя снизу вверх. - Разве бы я стала говорить такие вещи своему сэмпаю?
- Значит…
- Я люблю тебя, Рен!
Лицо актера озарила счастливая улыбка, и он, прикрыв глаза, прошептал:
- Неужели я сумел достучаться до тебя?!
- А ты? - насторожилась девушка, так и не дождавшись ответного признания.
- Ты еще спрашиваешь? - хитро улыбнулся он, близко склонившись к недоуменному лицу возлюбленной. - Я обожаю тебя!
Его рука нежно очертила контур лица Кеко и слегка приподняла ее подбородок, мягкое и нежное прикосновение его губ, заставили актрису затрепетать от переполняемых чувств. Она прикрыла глаза, поддаваясь неведомому до этого сладкому ощущению полета и легкости. Голова шла кругом, сердце, как сумасшедшее, пыталось вырваться на волю, а руки сами собой обвили шею.
- Рен, - вздох сорвался с ее губ, когда молодой человек с трудом отстранился от нее. - Я тебя очень люблю!
- Я тоже, - прошептал он немного хрипловатым голосом.
- Ты же теперь не будешь скрывать от меня тайны? - лукаво улыбнувшись, спросила она.
- Почему ты вдруг заговорила об этом? - опешил парень.
- Ну, помнишь, два дня назад ты мне сказал, что расскажешь все, если я буду называть тебя по имени… - она прижалась к груди шокированного заявлением брюнета. - Кажется, я даже перевыполнила твое условие…
- Я такое говорил? - усмехнулся он, заглядывая в ее горящие озорством глаза.
- Ага! - кивнула Могами. - Ты еще говорил, что надо доверять друг другу, ведь так?
- Почему-то я чувствую подвох, - подозрительно прищурился актер. - Где ты так ловко научилась манипулировать чужими словами?
- У меня был очень хороший учитель, - улыбнулась Кеко, приподнявшись на цыпочках и нежно коснувшись губами его подбородка. - Так ты мне расскажешь?
- Шантажистка, - ответил парень и, ловко подхватив взвизгнувшую от неожиданности девушку на руки, понес в спальню.
- Рен… а мы куда? - робко спросила она, заметив хитрый блеск потемневших глаз.
- Как куда? - сыграл недоумение актер. - Узнавать тайны!
- Но… - Кеко крепко вцепилась в рубашку пижамы парня. - Я не эти тайны имела в виду. Я…
- Я не собираюсь к тебе приставать, - ласково шепнул он, усаживаясь с ней на постели. - У нас были трудные день и ночь, а завтра - серьезные съемки.
- Тогда я к себе? - вздохнула облегченно она, пытаясь слезть с колен молодого человека.
- Нет уж, - парень крепче прижал ее к себе. - От тебя можно ожидать чего угодно.
- Что, например?
- Например, скажешь, что ничего не помнишь или притворишься, что это тебе все приснилось…
- Я такого не скажу! - насупилась она.
- Рисковать я не собираюсь, - улыбнулся он и, нежно поцеловав в щеку, аккуратно переместил ее на кровать. - Я слишком тебя люблю, чтобы испытывать судьбу.
- Я тебя тоже, - прошептала она, уступая место.
- Ты куда? - удивился парень, наблюдая, как она сдвигается к другому краю кровати.
- Но ты же сказал, что хочешь спать, - резонно заметила Кеко.
- Вместе с тобой, - заметил Рен и, ухватившись за ее руку, ловко притянул к себе. - Вот так…
- Так слишком смущающе, - тихо пролепетала девушка, прислушиваясь к громкому стуку его сердца.
- Когда-нибудь я покажу тебе действительно смущающие вещи, - тихо прошептал он вспыхнувшей румянцем Кеко. - А пока, давай спать…
- Какой же ты все же, - ткнула она ему тихонько кулачком в грудь.
- Какой? - он встретился с хитрыми глазами возлюбленной.
- Вредный, хитрый и … любимый.
- Плутовка…

***
Нежный поцелуй заставил Кеко открыть глаза.
- Доброе утро, - услышала она тихий шепот на ушко.
- Доброе, - от вида счастливой улыбки любимого человека в душе растеклось тепло, приятным ритмичным рисунком отдаваясь в сердце.
- Кто такой Валентин? - поинтересовался молодой человек, наигранно нахмурив брови.
- Ревнуешь? - лукаво улыбнулась девушка, разглядывая серые глаза актера.
- Ну, вообще-то неприятно слышать имя чужого мужчины от любимой девушки.
- А ты, оказывается, собственник! - поразилась девушка.
- Еще какой! - парень крепко обнял возлюбленную, осыпая поцелуями ее лицо.
- Только обещай, что не будешь смеяться, - Кеко аккуратно приложила к губам брюнета ладошки.
- А почему я должен смеяться?
- Три дня назад…

***
Валентин в очередной раз обошел сад и остановился возле розового куста с алой ленточкой. За ночь куст расцвел новыми бордовыми цветами, радуя глаза своей яркой красотой.
- И сердце у нее такое же яркое, - улыбнулся святой. - Теперь уж оно точно не замерзнет, ведь она нашла свою вторую половинку.
Он хлопнул в ладоши, и перед ним появилась толстая ветхая книга. Она зависла перед ним в воздухе, пока он медленно вчитывался в строки, аккуратно перелистывая страницы.
- Типичный случай, - хмыкнул он. - Интересно, если бы люди так не отчаивались из-за первых попыток любить, быть может, моя коллекция сердец уменьшилась, и в моем саду расцвело больше роз? - Он улыбнулся проросшему фиолетовому ростку будущего кустика возле его ног. Святой склонился и, заботливо повязав его фиолетовой ленточкой с золотыми буквами, тихо прошептал еще слабому цветку. - Любите друг друга, ведь любовь - это самое лучшее, что может быть в жизни человека.
КОНЕЦ

@темы: Фанфик, Рейтинг: PG-13, Манга "Skip beat!"

Комментарии
2011-12-08 в 08:51 

svitki
мультифэндомное сообщество
Eliora, доброго дня. :)
Убедительно прошу - проставьте пожалуйста теги-темы и название: номер свитка.

URL
2011-12-08 в 17:54 

svitki
мультифэндомное сообщество
Где-то месяца два назад, я мне попадалась фраза: "Сердце? Оно не разбито. Не хрустальное".
А тут возможность узнать..какое оно, хрустальное сердце? )) И какими бы ни были банальным предположения, даже хрусталь имеет свою твердость.
Спасибо, Eliora, за хорошую работу.
Удачи в творчестве!

URL
2011-12-08 в 21:53 

Eliora
Каждый видит тебя таким, каким ты кажешься,но мало кто чувствует тебя таким, каков ты есть....
svitki, еще раз огромное спасибо! Очень приятно, что Вы не только красиво оформили внешний вид выложенных фиков, потратив свое драгоценное время, но и так внимательны к творчеству авторов, говорите свое мнение... :shy: Еще раз спасибо! Рада, что Вам понравилось.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная