Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Свитки

13:09 

*115 свиток*

Ellfella
Давай жить!


Глава 1.
Глава 2.

Заглянуть в лицо богини

На ночном небе
Узоры прорванных туч –
Как листья клена.


Если у тебя нет цели в жизни – ты бесполезна. Если, с точки зрения других людей, ты ничего не делаешь, не приносишь пользы, значит, тебе лучше сразу умереть. Если кто-то возлагал на тебя надежды, которые впоследствии не оправдались – значит, это твоя вина. И неважно, сколько ты работаешь над собой, неважно, что с тобой происходит, неважно, какая ты, кто и откуда. Пока окружающие не увидят настоящего результата, они не смогут адекватно оценить твои усилия.
Учителя? Тренировки с товарищами? Учеба? Все это ценно до определенного возраста. Когда в Академии ниндзя не получалось метнуть сюрикен, это приходилось делать снова. И снова. И снова. Иначе даже генином не стать. Был стимул. А теперь…
«Я слишком много себя жалею. Я только об этом и думаю. Я забилась в угол и не желаю оттуда выходить. Я прячусь. За команду номер восемь, за Недзи-нии-сана, за Наруто-куна. Даже сейчас.
Время, когда кто-то говорил мне: не получилось – давай еще, давно прошло. Я сама за себя в ответе. И я не могу справиться с собой. Я себя переоценила.
Я готова умереть за то, во что верю… Смешно. Даже на оправдание не тянет – во что такое я верю? У меня просто больше нет ни на что сил. Только лечь и сдохнуть. Конечно, лучше оправдать это великой целью – просто так сдохнуть не позволяет воспитание. Я…»
- Н-наруто-кун, - на этот раз Хинате удалось. Нога и рука снова принадлежали ей, но по лицу теперь текли слезы. – И-извини. Я… не хотела… Это все только мое дело. Я не имею права впутывать тебя. Я никого не имею права впутывать. Спа… спасибо, что ты…
Она опрометью бросилась вон из комнаты. Быстрее, быстрее, заплаканное лицо – это некрасиво, а в ней и так слишком мало красивого осталось. Нашлась еще любительница себя пожалеть, оправдать собственное бездействие – паразит паразитом и останется, хоть кол на голове теши. Как кто-то другой может научить тебя не сдаваться? То время давно прошло, теперь ты одна.
Если ты не приносишь пользу другим, если ты не умеешь выживать – так тони. Никто о тебе даже не вспомнит.
- Эй, Хината.
Наруто перехватил ее у дверей. Она двигалась быстро, возможно, сейчас быстрее, чем обычно. Отчаяние придало Хинате сил, но Наруто недаром считался одним из лучших синоби Листа. Будущий Хокаге – вот уж кто всегда все делал сам. Вот уж кто не умел сдаваться, не был оранжерейным цветком, но она ведь не выбирала, в какой семье родиться! Она не выбирала, рождаться или нет! Она не хотела… становиться такой, как сейчас. Она всегда стремилась к тому, чтобы стать сильнее – и никогда не побеждала. Никогда.
Да что она вообще сделала в этой жизни? Кто она такая, чтобы жить дальше, чтобы чего-то достигать? Кто…
- Хината! – Наруто сжал ее плечи, встряхнул. – Ты меня слышишь?!
Она попыталась отвернуться. Стыдно, как же стыдно, позор, Наруто-кун видит ее такой, размазанной, как масло по столу, все ненавидели ее такой, даже Ко, она сама себя ненавидела. Никто не любит слабых.
- Если тебе некуда идти – оставайся, - сказал Наруто.
Хината посмотрела на него. Прикусила губу, а потом, не выдержав, разрыдалась в голос.
***
Перед тем, как отправляться на поиски Хинаты, Недзи вернулся в свою комнату. У него было неясное предчувствие, что эти самые поиски могут затянуться. Просто предчувствие, не более того. Умом он понимал – Хината не могла уйти из Конохи. Не сейчас. Она разбита и какое-то время будет отлеживаться… если только ей не станет хуже.
Мысль прострелила сознание, как головная боль; Недзи поморщился, держась за висок.
Ему следовало довести дело до конца. Надо было пойти с Хинатой, устроить ее в гостиницу или еще куда, позаботиться о ней.
Вчера, после разговора с Шикамару, Недзи едва подавил в себе порыв броситься на поиски Хинаты. Вдруг она потеряла сознание, как днем раньше? Вдруг сейчас лежит в каком-нибудь переулке, совершенно обессиленная, и даже не может позвать на помощь? Как он мог отпустить ее?! Найти, немедленно найти, пусть будет в безопасности. Коноха сама по себе – безопасное место, но в госпитале было бы лучше…
Нет, не было бы. Попав в госпиталь, Хината бы сдалась. А так – она решила драться. Недзи видел это утром, когда она уходила.
Пока человек сражается, сопротивляется судьбе – у него есть надежда. Он способен побеждать. Проиграть не значит потерпеть поражение. Проиграть значит сдаться.
Как легко опустить руки, когда кто-то рядом говорит: «Тебе ничего не нужно делать. Я все сделаю за тебя». Если не делать ничего самому, взваливая на чужие плечи все свои проблемы – тогда зачем жить?
Хината справится. Недзи верил в нее. Кроме того, он чувствовал – с ней все в порядке. По крайней мере, сейчас. Она нашла, где остановиться. Она сильнее, чем может себе представить. Она справится.
Ей не нужна его поддержка, но нужна его помощь. Ему не надо ходить за ней след в след – вместо этого можно сосредоточиться на главном.
Недзи убеждал себя в этом так старательно, что ему почти удалось поверить в собственную правоту.
Остаток вчерашнего дня он, свободный от поручений клана и миссий – отпуск, как-никак – провел в библиотеке. «Когда ничто в мире не может тебе помочь, иди в библиотеку», - так однажды в достаточно саркастичной форме высказалась Шихо, сотрудница шифровального отдела. Вообще-то, обращалась она к нашкодившему Конохамару, который стоял с грустным видом посреди улицы и загораживал ей проход, но проходившему мимо Недзи запомнилась эта фраза. В ней действительно был смысл, особенно учитывая то, что Шихо несла тяжеленные коробки с книгами, а Конохамару только о своем несчастье и думал. Опять его кто-то отчитал…
Тогда Недзи оказал Шихо посильную помощь в доставке груза по назначению. Он и подумать не мог, что когда-то придется просить ее об ответной услуге.
- Упоминание о додзюцу, которое позволяет убивать противника взглядом? – Шихо не выглядела как человек, услышавший полную нелепицу, и это обнадеживало. Скорее она казалась ученым, размышляющим над интересной возможностью. Первоначальное недоумение, с которым Шихо разглядывала плохо знакомого Хьюгу, перешло в предельную сосредоточенность. – Где-то я читала о похожем… Погоди.
Она не стала рыться в бумагах или прибегать к помощи техники; остановилась напротив книжной полки, вцепившись пальцами одной руки в очки, а вторую прижав к губам.
- Имеется в виду мгновенная смерть? – спросила Шихо несколькими секундами позже. По ее голосу Недзи понял, что ответ на этот вопрос не обязателен, зато поможет ей сосредоточиться, и сказал:
- Да.
- Хм, - Шихо отвела руку ото рта, но поправлять очки не перестала. – Додзюцу на такое не способны, даже риннеган. Гендзюцу, прямое воздействие… но не смерть.
- Риннеган? – Недзи посмотрел на Шихо с сомнением. – Но ведь его владелец стоит над циклом жизни и смерти. Он способен извлекать души людей из их тел, контролировать трупы и даже возвращать умерших к жизни…
- Ты говорил о смерти, - резонно заметила Шихо. – Не о сансаре, лишь о ее части, если упростить. Взглядом можно заставить человека убить себя. Или обездвижить, а тем временем разобраться с ним. Или погрузить его разум в бесконечную иллюзию, оставив тело умирать. Но убить мгновенно… это не из области техник синоби.
- В таком случае, из какой? – уточнил Недзи.
- Сложно сказать, - Шихо почесала в затылке, еще сильнее растрепывая и так не идеальную прическу. Она казалась невероятно увлеченной. Недзи мог бы поклясться, что ее глаза за толстыми стеклами очков сейчас горят, как у кошки. – Люди всегда связывали со взглядом невероятное количество предрассудков. «Дурной глаз», «сглазить», «испепелить взглядом»… В любом языке хватает устоявшихся выражений насчет глаз. И немудрено, ведь глаза – зеркало души… и основной способ получить информацию. Ты никогда не задумывался, чем объясняется обычай завязывать осужденному глаза перед смертной казнью? Считалось, что взгляд человека, который находится на пороге смерти, имеет колоссальную силу, и она может нанести вред тому, на кого посмотрел этот человек.
- Просто взгляд? Предрассудки, - покачал головой Недзи.
- Ничего подобного, - возразила Шихо. – Я попробую объяснить.
Как известно, у каждого электропроводимого объекта есть свой потенциал, или заряд. Направленная на объект дополнительная энергия может вывести его из строя либо изменить его внутреннюю структуру.
- Разрушить, - поправил ее Недзи. – Это общеизвестно.
- Да, - согласилась Шихо. Она говорила все так же увлеченно, и в этой увлеченности ее личность терялась, растворялась без следа. Немногие умеют настолько забываться; Шихо была одной из таких людей. – Но для этой энергии необходим проводник. И им вполне может быть… мысль.
- Владеющий додзюцу пускает его в ход вследствие мысли, - кивнул Недзи.
- Додзюцу здесь ни при чем, - напомнила Шихо. – В качестве проводника можно использовать канал мысли – излучение, идущее от взгляда. Но у источника такого излучения должна быть связь с атмосферой или Землей. Чисто теоретически.
- Какая связь? – не понял Недзи.
- Чем сильнее, тем лучше, - ответила Шихо. – Или хуже. Вот смотри. Потенциал Земли или атмосферы больше потенциала любого объекта. Значит, подключение этого объекта к источнику большего потенциала чревато перетоком энергии. Объект меньшего заряда будет уничтожен этим перетоком, как молнией. Или изменен. Все потому, что он получит дополнительный заряд, но при этом не сможет сдержать его в своей структуре, не подвергнув изменениям ее свойства… целостность.
- Электрический ток разрушает целостность, - пробормотал Недзи. – Как Райкири.
- Райкири – контролируемая техника, - сказала Шихо. – Все стихии – контролируемы. Синоби учат использовать их и преобразовывать, не повреждая структуру чакры. Отсутствие чакры в организме ведет к смерти.
Недзи вздрогнул, но Шихо, кажется, даже не заметила. Слишком была поглощена изложением своей теории.
- Так же, как и ее переизбыток, - продолжила невозмутимо. – У каждого синоби свой предел. У кого-то он ниже, у кого-то выше, как у Узумаки Наруто, например… А вот додзюцу – отдельный разговор. Оно не повышает потенциал объекта, то есть человека, который этим додзюцу обладает. Оно позволяет стать проводником. Именно поэтому владелец риннегана способен освоить все пять элементов в кратчайший срок. Кстати, по той же причине глаза обладавших додзюцу можно использовать после их смерти.
- По какой причине? – Недзи не стал исправлять Шихо. Печать, которую он носил на лбу, была всего лишь еще одним штрихом в общей картине. Вроде предохранителя со встроенным механизмом самоуничтожения – чтобы чужак не мог воспользоваться «проводником».
- «Особенные глаза» всего лишь облегчают использование способности, которая изначально заложена в каждом человеке, - сказала Шихо. – Образно говоря, это как пропуск вне очереди. В зависимости от обстоятельств его может получить каждый, для этого не обязательно родиться в семье тех, кто всегда получал такие пропуска.
Недзи с сомнением хмыкнул.
- Но никто не говорил, что додзюцу – вершина развития, - продолжала Шихо. – Даже у риннегана есть слабости. И, конечно, додзюцу не делает своего обладателя всемогущим.
Об этом Недзи, как владелец бьякугана, знал получше Шихо.
- Взглядом можно передать энергию, - продолжала сотрудница шифровального отдела, - оказать воздействие. Любой человек часто сталкивается с данным явлением на бытовом уровне. Девяносто пять процентов людей чувствуют, когда на них смотрят. Особенно недобро. Единственным взглядом можно внушить страх преследующей тебя банде отморозков или отпугнуть дикого зверя. И для этого даже не нужно быть синоби. Стать проводником может кто угодно. Существует теория, что глаз не только видит, но и одновременно излучает в пространство электромагнитные волны определенной частоты. Вот они-то и воздействуют на окружающих.
- Как-то это все неубедительно, - признался Недзи.
- На примере додзюцу, - Шихо не собиралась сдаваться. – Как известно, с помощью шарингана можно применить гендзюцу без точечного вливания собственной чакры в тело противника или звуковых вибраций. В результате подпавший под гендзюцу человек видит галлюцинации, то, чего на самом деле нет. Но дело не только в манипулировании чакры в мозгу противника. Гендзюцу как действенное оружие существует по одной причине – любой человек может проецировать свои галлюцинации в реальность. Порой в виде голографических изображений. Их даже можно сфотографировать.
- То есть гендзюцу действует только потому…
- Потому что каждый человек способен быть проводником, - заключила Шихо. – Происходящее у нас в голове реально. Все дело в мыслях. А мысли можно передавать через взгляд. Это упрощенно, конечно. Без связи с более мощным источником никуда. Убивать взглядом точно не получится.
- Еще один вопрос, - задумчиво заметил Недзи. – Если эта связь устанавливается внезапно, не может ли она повредить? Разрушить не только структуру объекта с меньшим потенциалом, но и проводник?
Шихо пожала плечами.
- Шаринган – наглядный пример додзюцу, которое подвержено таким разрушениям. Потому-то после использования особенно мощных техник это додзюцу… выходит из строя. А пользователь с высокой вероятностью сходит с ума. Да и физическое здоровье заметно ухудшается. Неизлечимая болезнь, ранняя смерть… Допускаю, что с любым человеком, использующим силу мысли через взгляд, может случится такое. А еще потенциальную опасность несет зеркало.
- Зеркало? – Недзи приподнял бровь.
- Оно отражает взгляд, - объяснила Шихо, - и приумножает силу его воздействия. Только теперь оно направлено непосредственно на «проводника». Отсюда разные сказки о монстрах, испугавшихся своего отражения в зеркале.
- Занятно, - Недзи не думал, что информация о зеркале имеет какое-то значение. Не в его случае. – Насчет связи с источником, у которого мощный потенциал. Это обязательно должна быть Земля или атмосфера?
- Нет. Что-то… другое тоже вполне возможно, - Шихо прищелкнула пальцами. – Если ты, конечно, в это веришь.
- Во что? – переспросил Недзи, уже догадываясь, о чем она говорит.
Шихо повернулась к нему, одновременно снимая очки:
- В богов.
***
У Хинаты все валилось из рук. Ситуация не изменилась и после того, как Наруто убрал рамэн и ушел заваривать две новые порции, а она привела себя в относительный порядок. Хината даже футон расстелить не смогла. Руки уже не отказывали ей, но прыгали, как сумасшедшие. Правое веко начинало подергиваться, слева в груди поселилась давящая боль; вернувшийся с кухни Наруто аккуратно оттеснил Хинату. Расстелил футон сам, по-прежнему не смущаясь. Отошел. Он думал о чем-то своем, не обращая на нежданную квартирантку особого внимания, и ни о чем не спрашивал. Хината была благодарна ему за это.
По-хорошему, оставаться у Наруто было нельзя. Денег у Хинаты на гостиницу хватило бы с избытком, но ей никогда не приходилось там останавливаться. Не в одиночестве. Миссии – другое дело; за Хинату насчет номера договаривались ее напарники. Сама она способна была только краснеть и кивать. Да еще это теперешнее состояние. Снимать все лишнее больно, иногда приходится отдирать с кровью. А не перевяжешь рану – не доживешь до окончательной метаморфозы.
Последняя мысль показалась Хинате неуместной, но это не было так уж важно.
- Н-наруто-кун, - решилась подать голос Хината. Сейчас, после слез, он звучал чуть естественнее, чем раньше. – Завтра… я уйду.
Наруто глянул на нее. Улыбнулся:
- Да можешь оставаться. Мне завтра на миссию, надо же, чтобы кто-то поливал Укки-куна.
- Ук… – не поняла Хината.
- Пойдем, - Наруто взял Хинату за руку. Не обращая внимания на ее смущение, увлек за собой, на кухню. Гордо указал на растение в горшке, с большими листьями: – Вот. Это Укки-кун. Укки-кун, это Хината.
- А… э… Очень приятно! – залившись краской, Хината порывисто поклонилась. Наруто засмеялся:
- Забавная ты, Хината.
Она попыталась улыбнуться в ответ, не зная, как на это реагировать. Раньше покраснела бы влюбленно – «все, все ради него сделаю»…
Что она испытывала сейчас? Благодарность. Теплую, нерешительную, неокрепшую.
Любовь осталась где-то там, далеко, а Хината не имела права вернуться. Она могла идти только вперед.
- А… что у тебя за миссия, Наруто-кун? – нерешительно спросила Хината. Поливать растение – с этим бы она справилась. Но жить здесь…
Нет. Она так не могла.
Наруто нахмурился.
- Чертовщина какая-то.
- Что ты имеешь в виду? – Хината почувствовала невероятное напряжение. Как странно. Что могло заставить ее так насторожиться?
- Запретная река, - сказал Наруто. – Человек, который от лица своих односельчан попросил нас о помощи, сказал, что она вышла из берегов.
- Река? – удивилась Хината.
- Да, - Наруто кивнул.
- Но ведь сейчас лето, - Хината недоверчиво покачала головой. – А это не горная река. Я слышала о ней… Еще думала, почему такое странное название.
По правде, Хината не только слышала о Запретной реке. Четыре года назад она даже была на ее берегу. Танцевала на воде, вспомнив о прошлом, повторяла ненужные уже приемы, позволив себе забыть о завтрашнем дне. Выплеск эмоций, невесть почему запомнившийся; когда на рассвете Хината возвращалась с реки, местные жители провожали ее странными взглядами.
- Как она может выйти из берегов? – пробормотала Хината.
- Не знаю. Но в деревне, которая находится рядом с рекой, стали гибнуть люди, - продолжал Наруто. – Без всяких видимых причин. И это уже наше дело. Во-первых, деревня находится в Стране Огня. Во-вторых, нам заплатили за миссию – выяснить, кто или что стоит за смертями, и положить этому конец. Но сейчас лето. Кто в отпуске, кто на миссии, да и время смутное – определенное количество синоби должно оставаться в Конохе. Вот и получается – придется мне одному идти. А я… привидения всякие… – Наруто поежился.
Хината смотрела на него широко раскрытыми глазами.
Живой человек. С кучей достоинств и не меньшим количеством недостатков – вроде паталогической боязни привидений в мире, где запретные техники могут воскрешать мертвых.
Когда-то она любила его за это. Любить людей, в которых есть сила не закрываться, не надевать маску, всегда легко.
«Интересно, чего ожидали от Наруто-куна? Оправдывал ли он чужие ожидания? Или, наоборот, поступал вопреки им?»
Хината впервые думала об этом.
- Бабуля Цунадэ обещала маякнуть, если кого-то мне в напарники найдет, - Наруто почесал в затылке. Сел за стол, привычно потянулся за палочками. – Чего стоишь, Хината? Рамэн стынет.
- А… да! – Хината торопливо села напротив Наруто. Есть не хотелось совершенно, но обидеть хозяина она не посмела.
- Но дело-то уже к вечеру идет, а она так никого и не прислала. Придется мне, видно, одному идти, - Наруто разобрался с наматыванием рамэна на палочки и заглотил еду с видимым аппетитом. Даже не жевал – как удав. – Эй, Хината… – осененный внезапной догадкой, Наруто уставился на свою гостью так, будто впервые ее увидел. – Хочешь пойти со мной?
- Да, - просто сказала она.
***
Недзи не верил ни в богов, ни в Бога; ни в духов, ни в демонов; ни в нечисть, ни в оборотней. Он полагал себя реалистом, далеким от всяких мистических практик. Всему в мире есть логическое объяснение…
Кроме человеческих взаимоотношений.
- Вот эта книга, - сказала Шихо, протягивая лист бумаги с написанным названием. – В нашей библиотеке есть, правда, с закрытым доступом. Интереснейший трактат.
- Спасибо, - Недзи протянул руку, чтобы взять бумагу, но Шихо не спешила ее отдавать. Сейчас она казалась на редкость проницательной – никакого сравнения с увлеченно рассуждавшей барышней от науки.
- Зачем тебе это нужно? Хочешь сам стать проводником?
- Нет, - совершенно искренне ответил Недзи.
- Ты мог поговорить о додзюцу с медиками, - сказала Шихо. – Они знают больше меня.
- Зато теории строить так, как ты, не могут, - и снова это была чистая правда. – Ты как Шикамару. Только девушка.
Шихо зарделась, некстати напомнив о Хинате.
«Ценен не тот, кто делает что-то для тебя.
Тот, для кого делаешь ты.
Ты будто вдыхаешь в этого кого-то частичку себя; дело не в том, что представляет из себя другой, а в том, на что ты готов ради него пойти».
Отбросив лишние мысли, Недзи попрощался с Шихо и направился в библиотеку.
Трактат, который посоветовала ему Шихо, действительно был интересным – во всяком случае, с художественной точки зрения. Разбираться с его исторической ценностью Недзи даже и не думал, а практической пользы для себя из прочитанного не извлек. Книга больше напоминала собрание сказок.
Пробегая глазами по строчкам, Недзи время от времени возвращался назад, выхватывая взглядом целые абзацы:
«…там росло большое дерево, а в дереве поселилась нечистая сила: всякий останавливавшийся под ним умирал, пролетавшие мимо птицы падали на землю. Монах изгнал нечистого – и дерево в разгар лета засохло и рухнуло, появилась огромная змея. Он повесил ее среди деревьев и умертвил».
«Пути живых и мертвых различны, и нельзя приблизить их друг к другу».
«…в старину преступников Страны Огня отвозили к берегу Запретной реки и оставляли там. Не проходило и десяти дней, как все они умирали».
«Я – бессмертная и не могу родить вам сына, но зато мне неведома ревность. Захотите соединиться с другой женщиной – и я не стану мешать».
«У Неба есть пять стихий.
В Странах синоби много совершенномудрых людей – из-за слияния стихий, согласных между собой; в дальних краях много странных тварей – это порождение стихий, разобщенных между собой.
Какую стихию кто-то усвоил – такой он и обретает облик; какой облик кто-то обрел – такие у него возникают свойства.
Вот почему питающиеся злаками обладают мудростью и утонченностью; питающиеся травами умножают силу, но глупы; питающиеся мясом отважны и свирепы; питающиеся землей безмысленны и неутомимы; питающиеся испарениями понимают духов и многолетни; не питающиеся ничем бессмертны и святы».
Недзи ушел из библиотеки перед самым закрытием, убедившись, что прочитанное утвердилось в памяти накрепко. У него вообще была феноменальная память – не зря называли гением.
Может, таким он родился только для того, чтобы защищать Хинату, младшую и слабую.
***
- Хината, - позвал Наруто из прихожей.
- Иду, - отозвалась она, включая воду в ванной.
Так просто. Подружиться с ним оказалось легче легкого – он всех людей изначально воспринимал как друзей. Был готов впустить в свою квартиру, вот как ее – без вопросов. Тигр на защите ягненка… И при этом – герой.
Глядя на себя в зеркало, Хината улыбнулась. Вот, сегодня уже лучше. Скоро она сможет улыбаться, как всегда.
Наруто не мог защищать кого-то одного. Не на этом этапе. Как любой герой, как любой «тигр», он принадлежал всем и никому. Раньше она мечтала быть рядом с ним, ничего для этого не делая. Ничего _для_него_ не делая. Она, Хината, умела только брать. И стоять в сторонке, наблюдая, как кто-то дерется за свою жизнь.
Она использовала Наруто как прикрытие. Было легко любить его, легко витать в заоблачных высотах, взвалив на него ответственность за собственные тщательно подавляемые чувства к совсем другому человеку.
Светлый, светлый, Недзи отбрасывал звездную тень с небо величиной; этот человек был ее миром.
Неудивительно, что теперь, оставив его позади, она по старой привычке пришла к Наруто.
«Ты хочешь возглавить клан – отсеки лишнее».
Хината смотрела на собственное отражение в зеркале и слушала внутренний голос.
Когда он появился? Когда отделился от ее сознания и зазвучал уверенно, с чужими бескомпромиссными интонациями?
Хината не знала.
«Ты хочешь стать его супругой и полноправной госпожой? Тебе пока ведома ревность – так отсеки лишнее».
Хината прикусила зубами кусочек кожи на нижней губе, потянула, отрывая его. Почувствовала терпкий привкус горячей крови.
«Ты хочешь побеждать? Отсеки лишнее. В тебе его слишком много. Вот почему ты такая слабая».
Она всегда любила его.
И за это ненавидела себя.
Ей казалось, она достойна и чужой ненависти; но ее не ненавидели. Разве что Наруто-кун... он всегда видел дальше остальных. Хотя – тоже не ненавидел. Просто игнорировал.
«Меня к тебе тянет. Просто тянет – и все.
Это неправильно.
Прости, Недзи-нии-сан».
В правом ухе Хинаты цвела пульсирующая боль. Как диковинный паразит, как дивный цветок – набиралась сил, собираясь своей жизнью жить.
«Многие люди не решаются заглянуть в зеркало, потому что зеркало никогда не врет. Тебе нравится то, что ты видишь?»
Собственные глаза в зеркале казались серо-голубыми; у него не такие. Вроде бы безлико-белые, как у нее, но другие. С оттенком лаванды.
- Хината! – судя по голосу, Наруто уже начинал терять терпение.
- Сейчас! – она промокнула губу нашедшимся на полке ватным валиком, выбросила его в корзину для мусора. Шагнула к двери... Боковым зрением увидела собственное отражение в зеркале.
«На тебе лежит тень – ты слишком долго стояла под деревом.
Вот какой ты станешь; отсеки все лишнее».
Хината закричала.
***
Этот день начался для Недзи с крика. Кричал не он – Хината.
Вскочив как ошпаренный, Недзи распахнул глаза. На то, чтобы активировать бьякуган, не потребовалось много времени. Он давно делал это, не задумываясь. Мир, раскрашенный в белые и серо-черные цвета; монохромный.
Мир, в котором можно увидеть суть вещей, все скрытые отделения в потайной шкатулке. Эта шкатулка называется «жизнь».
И еще есть Хината.
Первым, что увидел Недзи, был ореол чакры, окруживший ладони.
Вторым – обрезанные волосы, рассыпанные по простыне. Подушка лежала неподалеку, отброшенная.
«Контагиозная магия», - первым делом подумал Недзи, вчера читавший совершенно не научный трактат.
«Это же ее волосы, - была вторая мысль. Иссиня-черные, длинные, роскошные – такими в клане Хьюга и впрямь обладала только Хината. – У меня под подушкой. Зачем?!»
Дикость происходящего потрясала не менее, чем небо за окном. Несмотря на раннее утро – часов пять, не больше, – оно казалось таким ярким, что глаза слепило.
Вчера, вернувшись из библиотеки, Недзи упал в кровать как в яму, наполненную сновидениями. Разговор с Шихо, пусть и построенный на единственной сумасшедшей догадке, продвинул его на милю вперед. Теперь он знал, что делать дальше.
Забыть о логике. Остальное – потом. Восемнадцать дней. Возможно, чуть больше. Так сказала Сакура.
«Нет. Этому должно быть логическое объяснение. Обрезанным волосам и тому, как они здесь оказались».
В такую рань все в Конохе спали. Дружеский визит в пять утра совершать тоже было не с руки, поэтому Недзи, не задумываясь над тем, что делает, сгреб обрезанные волосы Хинаты в охапку, как хворост. Перетянул собственной резинкой, на мгновение зарылся лицом в мягкие податливые пряди.
Убрал подальше.
Внутреннее чутье подсказало Недзи, что с Хинатой все в порядке. Может, она и кричала, но ничего не поправимого не произошло. У него еще было время. Он должен был успеть.
Понимая, что уснуть снова не сможет, Недзи сосредоточился на полученной вчера информации, пытаясь зацепиться за какую-нибудь упущенную деталь. Не получалось. Мозаика не складывалась.
А несколькими часами позже Недзи был приглашен на аудиенцию у Хиаси-сама.
Не сказать, чтобы этот мучительный в некотором смысле разговор что-то прояснил. Скорее – еще больше запутал. Но теперь Недзи мог с чистой совестью направиться на поиски Хинаты, мотивируя это исполнением приказа, а не своим близким к сумасшествию беспокойством, которое тщетно пытался подавить. Хината может оскорбиться, да что там, она оскорбится наверняка. Зато ему будет спокойнее. Он увидит ее и убедится, что с ней все хорошо, что хуже не стало.
Вернувшись в свою комнату, Недзи экипировался для предстоящих поисков. Так, будто на миссию собирался, притом непростую. Свитки, взрывные печати, веревка, кунаи… не стоит полагаться только на клановые техники, будь ты хоть сто раз гений. Нужно использовать все, что может пригодиться в предполагаемом бою.
«Я найду тебя, Хината.
А потом – все будет так, как ты захочешь».
В небе скользили быстрые тени – птицы.

@темы: Maxi, Манга "Наруто", Рейтинг: PG-13, Фанфик

Комментарии
2012-09-08 в 14:19 

svitki
мультифэндомное сообщество
Начало этой главы мне напомнило эпизод из одного фильма: "Признайтесь. Вы не работаете. Вы ноете". Может быть все печали и метания Хинаты и есть тот стержень, благодаря которому она еще не сломалась.. странная конечно мысль, но ..как-будто, если она вдруг почувствует себя сильной, останется лишь глубоко вздохнуть и совсем потеряться. Сразу появятся мысли: А что мне теперь делать-то? Так и вижу, как она снова идет к Наруто, чтобы услышать: Найти место, где тебя ждут.

читать дальше

Ellfella, спасибо за эту главу. Спасибо за Недзи. Я нигде его таким не видела, как в этой работе. :)
Приятно было прочесть хороший фанфик.

URL
2012-09-09 в 00:30 

Ellfella
Давай жить!
Признайтесь. Вы не работаете. Вы ноете
Есть такой фильм, "Интервью с вампиром". Молодой журналист записывает на кассету откровения вампира Луи, выходит от него - и попадается в лапы к вампиру Лестату, которого этот самый Луи в своем рассказе представил редкостным негодяем. Вампир Лестат затягивает журналиста в машину, заводит ее и включает кассету со словами Луи. После чего выключает ее и изрекает:
- Ах, Луи, Луи... Все ноешь, Луи? Тебе-то ничего... (журналисту). А вот мне приходилось слушать это двести лет...
)))

Думаю, Хината никогда не может стать такой "сильной", как, скажем, Сакура. Ее сила - в другом, Недзи это понимает, а Хината - нет. Она пытается подражать ему, хотя задатки у нее изначально абсолютно другие. А нечего подражать, и ломать себя ни к чему. Тот, с кем можно провести двести лет, у нее уже есть, она НУЖНА, но сама об этом не знает. Вот и пойдет пробивать лбом стенку, когда можно выйти в открытую дверь. Отрицание.)
А вот если бы она не стала биться лбом в стенку - тогда ныла бы эти самые двести (будем более реалистичными - сорок-шестьдесят при удаче) лет. Недзи бы ее слушал, а у нее было бы чувство - что-то не так, ее терпят из жалости... Все беды в голове)))

Фактически, вся эта схема уже обыграна в каноне, но автор пока не поставил точку.) Чем и пользуются наглые фикрайтеры вроде меня.)

читать дальше

Пояснения про взгляд не мои, они взяты из книг вроде "Загадки человека", которые я когда-то читала. Перефразированы, ясное дело, приплетены к "Наруто", но, думаю, зерно истины в них изначально есть.)

А уж как мне было приятно прочесть ваш отзыв! *смеется* ;)

2012-09-09 в 06:41 

svitki
мультифэндомное сообщество
Ellfella, Все беды в голове))) - чертовски верно))) нет головы - нет проблем))) хорошо Наруто, он безбашенный )))))
Буду ждать новых работ :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная